Category: литература

deafult pic

Самый верхний пост

Пишу то, что самой интересно, это является исключительно моей точкой зрения на мир, и "может не совпадать с мнением редакции".

Если Вы, несмотря ни на что, все-таки меня зачем-то зафрендили, то скажите хоть "ку", что ли :).

Шепотом) Здесь можно представиться :)

Или, как-то обозначить свое присутствие.

Вообще-то, я всем рада!

То, что было в топе (почему туда попали именно эти тексты я не знаю... Они далеко не лучшие..):

[Нетленка (click to open)]
01 Про еду и людей "Вам не кажется вообще, что мир стал чересчур интересоваться едой? Она ведь скоро выходит вон с другого конца. Её не сбережешь, не накопишь...

02 Расскажи-ка девушка, где была?

03 Типажи и женская лЯбовь Пора вводить новый таг "characters".

04 Игра в Поло - часть первая Игра в Поло - часть первая - ВводнаяВвожу новый тэг " Скромное обаяние буржуазии ".

05 ПятничноЭ, насчет поржать ПятничноЭ, насчет поржать Я все также. Работы навалом, не вздохнуть, не удивиться :)

06 Вместо пятничного Вместо пятничного Есть такая песенка "I was born in a small town".

07 Поручик, Вы пьян! Поручик, Вы пьян! Мне интересно, что Вы сделаете, если к Вам в офис в 3 часа дня заходит Ваш Босс и говорит на чистом английском языке: "Прынцесса, что Вы делали под Смоленском???" "Ты любишь скотч?"

08 Паранойя - определение Паранойя - определение Вопрос: Разговаривать с кошкой — это паранойя или ещё не совсем? Ответ : Это не паранойя. Паранойя, это когда боишься при кошке лишнее сболтнуть.

09 О разнице между мужским и женским мозгом О разнице между мужским и женским мозгом Ну, не феминистка я совсем. Нет, конечно, я не сторонница домостроя и идеи, что женщина должна сидеть дома, варить щи и вечно пахнуть кислой капустой. Но идея самой таскать тяжеленные сумки, прочищать раковину и чинить унитаз, пыхтя ...


ПыСы Update... В связи с большим количеством новых людей, стучащихся в мой блог, хочу по-дружески предупредить, если кому-то нужна галочка, для формального увеличения количества френдов, вы обратились не по-адресу. Свою ленту друзей я читаю, поэтому ответная дружба с моей стороны гарантирована не всегда. См. profile.


Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
deafult pic

Про классиков и одесситов

Злые языки рассказывают, что однажды Дина Рубина давала концерт в Одессе. Немного волновалась, всё-таки одесситы люди нетривиальные, черт его знает, как они воспримут новую программу.

Вечер начался, как говорится, "за упокой". Писательница уже и туда и сюда, и про Ташкент, и про Израиль, и про детство с юностью, уже в ход пошли последние сплетни напополам с байками, расбавленные свежими анекдотами.

А зал по-прежнему мёртвый. Тишина и всё. "Провал," - подумала живой классик.

Наконец, представление завершилось и наступило время поклонов. С задних рядом поднимается пожилой зритель и говорит:

"Спасибо вам, Дина Ильинична! Хорошо вы нас сегодня ... удовлетворили". .


ПыСы Доблестная команда ЖЖ определила мой пост в раздел ... "Армия" :)

deafult pic

Нашей Раневской не стало


Инну Вишневскую помнят как непревзойденную рассказчицу, бесконечно талантливую, свободную, неповторимую женщину. ФОТО litinstitut.ru

Инну Вишневскую помнят как непревзойденную рассказчицу, бесконечно талантливую, свободную, неповторимую женщину. ФОТО litinstitut.ru

Нашей Раневской не стало. Театральный критик и актриса Инна Вишневская умерла на 93 году жизни

"Я считаю, что нужно слушать тех, кому больше ста лет. Если их долго слушать, то они рано или поздно расскажут что-то необыкновенное". Так говорила Инна Вишневская, профессор ГИТИСа и Литинститута, легендарный театровед, "член всего, что толко можно", как сообщала о себе. Ей было 92 года. Меньше ста лет, но что-то необыкновенное она рассказывала постоянно. Про Виктора Розова, которому она заказывала покупать колготки в Париже, про визит к Раисе Максимовне Горбачевой, ради которого драматургу Вишневской пришлось искать и надевать на себя "большую парюру", про мужа Полины Виардо, которого Вишневская упорно назвала не Луи, а "Луем".

Ее обожали студенты. Сама классик, она воспитала огромное количество классиков. У нее учились и Александр Вампилов, и Михаил Угаров, и Нина Садур и многие-многие другие.

[Spoiler (click to open)]

О себе

У женщины должно быть много разных званий. Вот раньше говорили: графиня такая-то, а теперь говорят: член. Вот я, например, член всего, что только можно.

После ГИТИСа меня послали преподавать в Ташкент, в Среднеазиатский Театральный институт имени Островского, сокращенно «СРАТИС», до сих пор их уговариваю поменять название…

Люблю я Белинского! Писала в ГИТИСе про него выпускной диплом. А в это время сделалась кампания по космополитизму. И тут-то выяснили, что я написала, будто Белинский учился у Гегеля, хотя всем известно что Гегель учился у Белинского. Меня объявили японским шпионом и выгнали из института.

Был в моей жизни такой эпизод как телевидение. Меня оттуда выгнали, когда я расслабилась и сказала, «Вера Засунич» и «Клара Целкин».

О театре

Запомните, дети. Когда в художественном театре снимают картину, остается след на обоях. Этот след называется реализмом. В малом театре остается не только след, но еще и гвоздь. Это называется натурализмом. А есть еще театр, где и стен никаких нет. Это формализм.

Почему считают, что плагиат - это плохо? Ничего не плохо. Может, вы сплагиатите еще лучше оригинала?

И еще запомните. Никогда не садитесь в современном театре в первый ряд. Вас изувечат.

Как-то раз я спросила билетершу, почему в Большом театре все мужики парами ходят. А она мне отвечает: в Большом театре большой дефицит пастижерных средств. Поэтому героев приклеивают к одной бороде по двое.

Однажды меня позвали в Большой театр на премьеру «Жизнь за царя». Перед тем как спектаклю начаться, всех, кто в ложе сидел, попросили сдать спички и зажигалки. Сказали: «внизу, прям под этой ложей Ельцин сидеть будет, чтоб не кинули». Пришел Ельцин. Интересно так пришел. С каждым, кто в конце каждого ряда сидел, он за руку поздоровался. А каждому ребенку руку на голову положил. А детей этих ему несли и несли. Я, честно говоря, никогда не видела, чтобы за вечер в Большом театре так много детей родилось.

Наконец, он сел, но бросать было уже нечем.

О литературе

Николай Васильевич Гоголь своим геморроем замучил весь мир. Он писал всюду, какие у кого рецепты есть от геморроя. А я за ним записываю. Пришла недавно в Институт проктологии и говорю: ребята, чудная тема есть для докторской диссертации: «Гоголь и геморрой».

Чтобы стать классиком, надо задавать три вопроса. Во-первых, нужно спрашивать, какой урожай. Вот наши писатели, везде, где бы ни находились, хоть у Гроба Господня, все спрашивают, как у нас с гречихой. Во-вторых, надо писать про свои болезни. Тургенев, мой любимец, Полине Виардо пишет: «Дорогая Полина, сегодня у меня был понос». Ну и третий вопрос, как там с деньгами. Я тоже чтобы быть великой, всегда во всех статьях пишу про урожай, про свое здоровье, и обязательно интересуюсь, как там деньги.

Вы, наверное, наблюдали за такой роковой фигурой как Лермонтов? Давно я заметила: как только Лермонтову хотят отпраздновать юбилей - мгновенно начинается война. Столетие отпраздновали - первая мировая началась. Передохнули и столетие со дня смерти решили отметить - Вторая мировая. Если тонет корабль - он обязательно называется «Лермонтов». И каждый раз, когда трогают пьесу «Маскарад» - что-то случается. Отмечали мы 150-летие со дня рождения. Уж на что предупреждала я, чтоб не трогали - не послушали. Отметили. Пока отмечали - Хрущева сняли.

И я предупреждаю - не хотите революций и контрреволюций - никаких «Маскарадов» и никаких юбилеев Лермонтова!

О коллегах

Пришла я к Марку Захарову на спектакль. Рядом Лепешинская сидит. Я у нее и спрашиваю: «Ольга Васильевна, вам уже четыреста лет, как вы сохранили такую шею?»

Повстречалась как-то с Чепуриным, драматургом, надеюсь, вы его не читали.

Мне кажется, что Ельцин начал делать все не так из-за меня. Заседали мы как-то в Кремле и решали что-то про премии. Вошел Борис Николаевич. Говорит, о, интеллигенция, а как бы я хотел познакомиться с интеллигенцией. И я в этот момент решила что хорошо бы элегантно высморкаться. Достаю платок и вижу удивленное лицо Лаврова. «Что это у тебя в руках?» - спрашивает. Смотрю, а я вместо платка выудила мужской носок. Большой стиранный белый носок с красной каймой.

Мне кажется с этой минуты с Ельциным что-то произошло.

О забастовке культурных работников

Однажды Губенко, который был министром культуры, нам сообщил, что завтра будет забастовка деятелей культуры. Шахтеры бастуют, морги бастуют. Должны деятели. «Как, - спрашиваем, - бастовать?» Он говорит: «Очень просто. Завтра в семь тридцать вечера на пять минут все прекращают свою деятельность и молчат. Отелло душит Дездемону на сцене, но пять минут молчит. Певцы пять минут не поют. Балерины на пять минут застывают в прыжке и тоже не издают ни звука.

В нашем институте нас вызвали в три часа. Пришел полный зал под расписку. Вышла директриса, говорит, забастовка назначена на семь тридцать, но к этому времени уже все уйдут поэтому проведем сейчас. Раз, два, три. Начали. Мы повесили головы, молчим. А в этот момент в зал вошла ученая-переученая из сектора древнерусского искусства. Ей было уже сто лет, конечно, на ней был салоп, кашне, капор, сарафан, перчатки, варежки, древнерусская статуя на груди. Она крикнула «кто умер?» А мы ни звука. Если ответим, все дело сорвем. Она кричит: «Кто-то важный умер?». В общем, когда пять минут кончились, и ей сказали, она уже все равно не услышала, потому что ее пришлось выносить.

О духах из валерьянки

Была я как-то в Париже и были мы в фирме Шанель. Они принимали, удивлялись, почему у нас нет денег, мы с удовольствием рассказывали, всем было очень интересно. Там мне дали бесплатный совет, как из наших духов сделать французские. Говорят, мадам, берете ваши русские духи, капаете три капли валерьянки из пипетки, пусть сутки постоят и получатся духи «Бандит». Я домой приехала, все это дело провернула и пользовалась какое-то время, пока один шофер не сказал: женщина, что это от вас так валокордином пахнет?

***

Говорили, что она была похожа на Раневскую. Жестами, манерами. Невероятной остротой языка, если бы не этот острый язык, не щадивший никого, она бы стала звездой телевидения. Инна Люциановна Вишневская. Блестящая женщина. Непревзойденный рассказчик. Сама - воплощение театра, более полувека руководившая семинаром драматургии в Литинституте и в ГИТИСе, научившая студентов не только умению жить в искусстве, но и ценному навыку - бесплатно проходить на любые постановки.

Она родилась в 1925 году. Она знала Ольгу Книппер-Чехову. Она работала секретарем у Фадеева. Она была очевидицей событий, о которых мы уже не узнаем той правды. Как, например, что произошло в ту роковую ночь, когда Фадеев покончил с собой после визита бывшего политзаключенного...

Клубы дыма под люминесцентными лампами аудитории Лита. Кашель. Худая тонкая рука с массивными перстнями, несколько перевешивающими кисть. «Инна Люциферовна», как однажды назвала ее писательница Дина Рубина. Она казалась реликтом, человеком из другой эпохи, чудным образом пережившим советское время. Раз в неделю, по вторникам, она въезжала во двор Литинститута на машине. И мы, сбегались, чтобы только посмотреть на нее. А если удавалось услышать...

- Почему, Инночка, эти паразиты у тебя сидят в полной тишине, а у меня они жрут бутерброды под партой, играют в морской бой и целуются на заднем ряду? - поинтересовалась как-то у Вишневской ее коллега;

- Видишь ли, - ответила Инна Люциановна. – Я бегу с рынка, взмыленная, врываюсь в класс в последнюю минуту, вешаю на стул авоську с подтекающей курицей, оборачиваюсь к аудитории и говорю: «Ну?! Все вы, конечно, знаете, что Станиславский жил с Немировичем-Данченко?» В тот же миг воцаряется гробовая тишина; все гаврики, как один, впиваются в меня взглядами… И тогда я спокойно продолжаю: «Великий русский режиссер Константин Сергеевич Станиславский родился в таком-то году… И далее в полнейшей тишине читаю не только эту лекцию, но и весь курс – до конца учебного года».

Эту историю вспоминала писательница Дина Рубина, которой довелось встретиться с «Инной Люциферовной» на семинаре драматургов в Пицунде. В наше время курс лекций она уже не вела - ей было сильно за восемьдесят. Но раз в неделю, если позволяло здоровье, на семинары по драматургии приезжала. И тогда уже свое умение "схватить слушателя за шкирку" демонстрировала блестяще.

Она всегда могла пошутить над собой. Не знаю, сохранились ли аудиозаписи ее выступлений, но одну "вишневскую" историю сохранил «Дневник ректора» Сергея Есина. Несколько лет назад Литинститут почтил своим визитом президент Белоруссии. Этот день совпал с юбилеем Инны Вишневской. «И вот, когда с цветами в руках она сбегала по институтской лестнице, именно в этот момент со своей охраной, ФСБэшниками, «мерседесами», «джипами», секретарями посольскими подъехал Лукашенко, и она, доблестная профессорша, вместе со своим рождественским букетом растянулась у его ног. Какой-то охранник подумал, что это цветочки для президента. «Вы, наверное, литератор?» — спросил охранник у поверженной профессорши и начал пытаться поднять ее и подталкивать к президенту, чтобы та вручила букет. Но у Инны Люциановны относительно цветов были иные планы. «Отдайте мои цветочки! — закричала семидесятилетняя Инна. — Я никому их не собираюсь дарить!»

В свое время, когда молодая Вишневская только поступала в ГИТИС, сама Книппер-Чехова оценила ее талант рассказчицы и пригласила ее на актерский факультет. Однако Вишневская избрала театроведение. КТо знает, правильным ли был выбор. Да, она была невероятна, как справедливо напишет критик Анна Степанова, театровед Вишневская была легендой своего времени, знающие люди назвали ее самой выдающейся среди мощной театроведческой генерации 50-80 годов. Однако ее работы все-таки остались принадлежностью советской эпохи. «Она не была столь яркой на бумаге, как на драматургических семинарах в Литинституте или на критических семинарах в ГИТИСе, как на обсуждениях в театре или в публичных выступлениях, как, наконец, просто в жизни — бесконечно талантливой, свободной, неповторимой», - говорит Степанова.

Инна Люциановна ненавидела любые намеки на свой почтенный возраст:

- Прихожу в театр, а там дед из инвалидной коляски выпрыгивает, кричит: учитель, учитель! Какой я этому деду учитель!

Между тем, выпускниками семинаров были многие очень известные сегодня литераторы, писатели, драматурги. Среди них - Мария Арбатова, Нина Садур, Максим Курочкин, Александр Коровкин. Кому-то могло показаться, что свои семинары Вишневская ведет очень странно. Она курила на занятиях. Особо никого не ругала с тех пор, как Вампилову поставили четверку за выпускную пьесу.

«С тех пор я никого не ругаю и четверок не ставлю».

На семинарах Вишневской будущие драматурги, в основном, сами драконили друг друга, в то время как мастер тихонько подрёмывала. ("Я на самом деле вас не слушаю. Я сплю, потому что научилась спать с открытыми глазами").

- Потом она просыпалась и ругалась: ну что вы пишете? Что же у вас в пьесах все дерутся и ненавидят. Я мечтаю услышать простую пьесу. Чтобы начиналась так. «Марьиванна пришла к Елизавете Петровне пить чай, - вспоминает детский писатель Елена Усачева.

Как человек, умеющий ценить изящество трудности, Инна Люциановна понимала, что написать пьесу, где внешне ничего не происходит - очень трудно.

Но даже в последние годы, когда преподавать ей было совсем тяжело, к Инне Люциановна ломились молодые студенты. Зачем? Она не только никого особенно не ругала, но и не хвалила (Еще одна любимая история про гениальную пьесу молодого драматурга, восхитившую весь Литинститут и последовавшее потом откровение о том, что папа молодого драматурга работал в архивах Литмузея и снабжал сына черновиками классиков).

"Она давала самое ценное, что можно дать, особую атмосферу театра, богемность", - говорят ее ученики. Рядом с Вишневской хотелось жить и творить. Она вселяла уверенность, что все получится, надо только двигаться и что-то делать. И, - удивительно, - у ее учеников действительно получалось.

А еще все ее поведение, ее перстни, ее жесты - говорили о том, что она непрерывно играет и получает удовольствие от своей игры. И этому тоже можно было учиться. Относиться к искусству, как к образу жизни. Понимать, что жизнь и театр - это прекрасный обман, прекрасный мир, в котором можно жить.

Впрочем, это было справедливо не только по отношению к театру, но и к самой жизни.

Ах, да. И еще ценный совет. Те, кто ходил к Инне Люциановна на занятия, конечно же, его знают и пользуются. Она постоянно заставляла студентов ходить на постановки, быть в теме, вариться в среде, не пропускать спектаклей. Студенты возмущались, сетовали на отсутствие денег. Вишневская вскидывала руку с перстнями: Учитесь, пока я жива.

Выбираешь любой спектакль. Идешь через служебный вход с группой друзей. Гордо кидаешь вахтеру: «Я автор, а это со мной».

Студенты смеялись, спрашивали, а если постановка Гоголя. «Тогда способ тем более сработает! - с уверенностью отвечала Вишневская. - Пока билетерша будет отходить от шока, успеете за собой провести целый полк.»

https://www.kp.ru/daily/26912.7/3958078/
deafult pic

Оруэлл, Бортко и Познер

По рекомендации iva_no_va посмотрела "Познер" с Бортко.

Впечатление от Режиссера - мучительное, какой-то непробиваемый, упёртый, необразованный и несгибаемый сталинист.

Удивительно, как этот человек, похожий на Михалкова, как клон, начиная от тоненького голоса, до сходных убеждений и топорщащихся усов, поставил непревзойденное "Собачье сердце".

Слушайте, а может, он просто болен?

Единственное светлое пятно в передаче, Познер рассказал новый анекдот:

"- Вы знаете, в России поставили памятник Джорджу Оруэллу?
- Правда, а где?
- Да.... вообщем-то везде..."

deafult pic

УСТНЫЙ ВИКТОР ШКЛОВСКИЙ

После смерти Володи Маяковского осталось два чемодана писем женщин к нему. Эти чемоданы забрала Лиля Брик, сожгла письма в ванной и приняла из них ванну.

Когда я был в Риме, мне сказали, что в здешнем университете висит мой портрет. Я не пошел проверять. А вдруг не висит?..

Моя телефонная книжка умирает.

В 1918 году в Самаре мне нужно было по некоторым обстоятельствам на время куда-нибудь скрыться. Эсеровские дела... Был один знакомый доктор. Он устроил меня в сумасшедший дом. При этом предупредил: только никого не изображайте, ведите себя как всегда. Этого достаточно...

Очень немногим известно, что во время голода именно
Л. Н. Толстому пришла мысль подбавлять в тесто (муки не хватало) патоку. Это давало возможность накормить большее число голодающих. Получился хлеб, который сейчас называется бородинским...

В Ленинграде долгое время работала в Библиотеке им. Салтыкова-Щедрина сотрудница, старушка по фамилии Люксембург. Полагали, что она еврейка. Однажды в отделе кадров поинтересовались — есть ли у нее родственники за границей. Оказалось, что есть. Кто? Она сказала: английская королева, королева Голландии... Дело в том, что я герцогиня Люксембургская... Поинтересовались, как она попала в библиотеку. Выяснилось, что имеется записка Ленина, рекомендовавшего ее на эту работу...

Вторая история: нищая старушка в Ленинграде. Нуждалась, одалживала по рублю. Тоже библиотечный работник. После ее смерти обнаружили среди тряпья завернутый в тряпицу бриллиант таких размеров, что ему не было цены. Выяснилось, что старушка - сестра королевы Сиама, русской женщины. Та в свое время прислала сестре «на черный день» этот бесценный бриллиант. Настолько бесценный, что нищая старуха не решалась его кому-либо показать.

Когда меня спросили, какие женщины мне больше нравятся, я ответил им сразу: виноватые.

Рукопись была настолько плоха, что не годилась даже для возврата...

У одной женщины спросили — от кого у нее ребенок. Она ответила: «Главным образом от Фадеева».

Мимо нашей дачи в Переделкино рысью пробежал Евтушенко, торопясь за границу...

Моя жена по каждому вопросу имеет два мнения, и оба окончательные, поэтому мне довольно трудно...

Я впервые напечатался в 1908 году. Устаешь от одной этой даты.

Это было, вероятно, в 1918 году. Как-то ночью мы бродили с Блоком по петроградским улицам и увлеченно разговаривали. «А вы все понимаете», — сказал мне, прощаясь, Блок. Странная вещь память. Она работает выборочно и не всегда удачно. Я запомнил эти слова Блока и унес их как хорошую отметку, полученную — совершенно не помню за что.



Источник: фб Лакшина
deafult pic

Тайное завещание Мастера

10 марта 1940 года в 16.39 Елена Сергеевна Булгакова сделала последнюю запись в своем дневнике: "Миша умер".

Узнав диагноз, врачи отписали мужу несколько дней жизни, а Булгаков прожил шесть месяцев. Все это время, пока силы окончательно не покинули его, он работал над романом. На папке, в которой хранилась рукопись, сделал надпись: "Дописать, прежде чем умереть!". Ослепший, в горячечном бреду, с температурой 42 градуса, он продолжал диктовать жене исправления к "Мастеру".

Перед смертью вложил ей в руки рукопись со словами: "Доверяю... Чтобы знали..."

Роман увидел свет лишь в конце 1960-х - тогда "Мастера" опубликовал журнал "Москва". В урезанном виде, но все же...

Весной того года в столицу приехал ленинградский журналист Владимир Невельской. Прямо с поезда он отправился на Новодевичье кладбище к Булгакову. Где его могила, он не знал, помнил только, что среди старейшин МХАТа и недалеко от Чехова. Найдя, наконец, памятник, Владимир расстроился - ни одного цветочка! Вернулся к выходу и купил в цветочном магазине букет мимоз. Подойдя к могиле Михаила Афанасьевича, он положил цветы, и внезапно заметил одинокую фигуру женщины, стоявшей неподалеку.

Это была Елена Сергеевна. Она ждала именно Невельского. По тайному завещанию мужа, первому, кто придет на его могилу с цветами после публикации "Мастера и Маргариты", должна была быть передана половина гонорара.

В один из вечеров, когда Булгаков, несмотря на болезнь, еще мог говорить, он сказал Елене Сергеевне, что хочет составить завещание и пусть в нем будут такие строки: человек, который придет к нему, Булгакову, после того, как будет опубликован роман «Мастер и Маргарита», придет в день, когда Михаил Афанасьевич сжег первый вариант рукописи романа, и положит цветы на могилу, - этот человек должен получить определенный процент гонорара от авторского... Это была очередная, хотя и горькая шутка Михаила Афанасьевича. Но Елена Сергеевна пообещала мужу, что она выполнит его волю.


10 марта 1940 года Михаил Булгаков умер. А почти через тридцать лет, весной 1969 года, наутро после сноса в Москве последнего дома уже исчезнувшего к тому времени Охотного ряда, в котором находилось первое «Стереокино», на Новодевичьем кладбище появился молодой человек. Он был один. И искал он могилу. Точного ее места он не знал. Помнил лишь, что этого человека похоронили в вишневом саду неподалеку от могилы Антона Павловича Чехова, среди могил старейших артистов Художественного театра. И все же молодой человек нашел то, что искал. Позднее он узнал, что черный с прозеленью ноздреватый камень-надгробие, лежащий на могиле, прежде был на могиле Гоголя - писателя, которого покойный обожал и к которому как-то обратился во сне со словами: «Учитель, укрой меня чугунной шинелью!». Молодой человек потом сосчитал, что от ворот старого кладбища до могилы автора «Мастера и Маргариты» всего семьдесят шагов. Именно могилу Михаила Булгакова искал в тот весенний день молодой человек. Нашел и расстроился: ни одного цветка. Молодой человек вернулся к воротам, к цветочному магазину. Итак, героем посмертной булгакиниады стал молодой ленинградский журналист Владимир Невельский (заметим в скобках, потомок знаменитого дальневосточного мореплавателя). Весной 1968 года сотрудник "Ленинградской правды" приехал в столицу по газетным делам. Как раз именно в это время в журнале "Москва" вышел бесспорно лучший роман ХХ века "Мастер и Маргарита". Под впечатлением магической булгаковской прозы Невельский приехал на Новодевичье кладбище и положил на могилу любимого писателя три белые хризантемы.Принес, положил цветы, постоял немного и уже собирался уходить, как вдруг услышал тихий голос: «Молодой человек, подождите».Он оглянулся и увидел пожилую даму. Она поднялась со скамейки, стоявшей чуть дальше по тропинке, и пошла ему навстречу: «Простите, как вас зовут? Мне очень нужен ваш домашний адрес и номер телефона». «Зачем он вам?» - смутился молодой человек.

[Булгаковская дьяволидада]
«Сейчас я не стану ничего объяснять. Поверьте, мне действительно нужен ваш домашний адрес. Вам ничто не угрожает», - ответила незнакомка. Молодой человек представился: «Владимир Невельский, журналист из Ленинграда». Дама записала фамилию, имя, отчество, ленинградский адрес, телефон и, поблагодарив, пошла к выходу. А молодой человек стоял и терялся в догадках: что все это значит? «Мистика какая-то. чертовщина», - подумал он.

Вернулся в Ленинград. О встрече с незнакомкой он вскоре забыл. Но недели через две на его домашний адрес из Москвы пришел почтовый перевод. Невельский пришел в почтовое отделение, получил деньги. Страшно удивила сумма - деньги были огромные. «От кого они?» - молодой человек снова терялся в догадках. Повертел бланк почтового перевода: в разделе «Для письменного сообщения» ни слова... Через день-два в ленинградской квартире раздался телефонный звонок: «С вами говорит Елена Сергеевна Булгакова...»


Владимиру Невельскому позвонила жена и друг писателя, бывшая с ним все последние годы. «Вы получили перевод? - спросила Елена Сергеевна. - Да, его послала я, выполняя волю покойного Михаила Афанасьевича. Он был великим шутником и выдумщиком. Даже когда заболел, устраивал розыгрыши». И Елена Сергеевна рассказала Невельскому о необычном завещании Булгакова...

Так, спустя 29 лет, Елена Сергеевна выполнила последнюю волю Михаила Афанасьевича.

На эти деньги праправнук русского адмирала и мореплавателя Геннадия Ивановича Невельского купил себе катер и назвал его "Михаил Булгаков"...

На эти деньги праправнук русского адмирала и мореплавателя Геннадия Ивановича Невельского купил себе катер и назвал его "Михаил Булгаков"...

***
- На эти деньги я купил катер, - рассказывает ветеран отечественной журналистики. - И назвал его "Михаил Булгаков". Буквы для надписи из латуни старославянской вязью выполнил художник Гознака. Они ярко блестели на борту моего суденышка, на котором я каждый день отправлялся на работу. Жил я тогда на Лисьем Носу, и для того чтобы ошвартоваться у набережной Фонтанки, где находилась редакция, мне приходилось пересекать Финский залив в любую погоду...
Все сотрудники не без зависти смотрели в окна, когда после рабочего дня Невельский забрасывал портфель в кокпит катера и отдавал чалки. Полный вперед! Курс на Лисий Нос... Не зря же герой "Театрального романа" работал в газете "Вестник пароходства"...
- Однажды я прошел на своем катере по Фонтанке мимо Публичной библиотеки. Там готовились к сессии немало студентов. Завидев на борту сияющую надпись "Михаил Булгаков", они зааплодировали мне и бросились вдогонку по набережной.
Надо помнить, что в те времена партийные идеологи весьма настороженно относились к творчеству великого сатирика, над его именем довлела печать "антисоветчика", произведения Булгакова выпускались в свет весьма дозированно, с купюрами. Поведение Невельского можно было расценить как некий вызов властям, своеобразную фронду. По сути дела он создал первый памятник Булгакову в СССР, даром что "движимый". Михаил Афанасьевич не раз бывал в Питере, но даже с его роскошной фантазией, ему, наверное, трудно было представить, что однажды невские воды будет бороздить катер с его именем на борту.
К сожалению, память всемирно признанного писателя до сих пор не увековечена достойно ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге. Бронзовое панно на арке дома с "нехорошей квартиры" стащили на металл. А парикмахерская "Мастер и Маргарита" на Садовом кольце скорее принижает имя автора популярнейшего романа, нежели возвышает. Но ведь хватило же металла, чтобы изваять церетелевские мухоморы в зоопарке или гигантскую жабу на Манежной площади?! Слава Богу, хоть киевляне не оплошали: назвали именем Булгакова улицу, а в родном доме писателя открыли презамечательный музей. Москва же по-прежнему в огромном долгу перед своим гениальным бытописцем, создателем наимосковейшего романа.
Но вернемся на брега Невы, точнее - на улицу Марата, где в доме с "булгаковским" номером "13" живет бывший капитан катера, он же бывший собкор газеты "Известия" Владимир Невельский.
- Владимир Федорович, извините за нескромный вопрос: какая сумма причиталась человеку, который первым принес цветы на могилу автора "Мастера и Маргариты"?
- Этот пункт завещания не подлежит оглашению. Но на катер хватило.
- А какова судьба "Михаила Булгакова"?
- Судьба человеческая: жил, служил, состарился, помер... Обветшавший корпус катера сожгли мальчишки на Лисьем Носу.
- Огненное погребение?
- Если хотите, да... Кусок борта с литерами "Михаил Булгаков" долгое время стоял в моем корпункте на Невском проспекте. Но вся эта история, я имею в виду особый пункт в завещании Михаила Афанасьевича, привнесла в мою жизнь какой-то особый свет. Фотографию катера я послал Елене Сергеевне. До самой ее смерти мы вели с ней переписку. Подружился и со второй женой Булгакова - Любовью Евгеньевной Белозерской, которой были посвящены и "Белая гвардия", и "Собачье сердце". Любовь Евгеньевна надписала мне в свое время зарубежный томик "Неизданный Булгаков". Представляете, что для меня значила тогда и значит сегодня эта книга? Когда я был в гостях у Белозерской, она начитала мне на магнитную пленку рукопись своих мемуаров "О, мед воспоминаний". Теперь они изданы отдельной книгой, но голос Любови Евгеньевны по-прежнему звучит в моем доме.
На книжных полках Невельского, похоже, собраны все издания любимого писателя. Не выходит из головы мысль - как славно он обошелся с подарком Булгакова. Попади эти деньги в иные руки, может, были бы бездарно пропиты...
А катер... Я верю, что однажды на наших морях появится большой и красивый пассажирский лайнер "Михаил Булгаков".





deafult pic

ПятничноЭ: Грузинский басня Крилова

Ура, пятница, дожили!!!
В выходные читаем басню в гостях.
С непереносимым грузинским акцентом :)

"Пригладить волос и
Надеть большую кЭпкЮ
Для пущей важности,
Вскочить на табуреткЮ:)"
(мой скромный вклад в грузинскую поэзию)




Грузинский басня Крилова

Однажьды Бог послал ворон кусочка сыр... Ну, Пармезан...
И он его тихонько жрал... Один, как партизан.
Сидел себе на ветка - заместо табуретка -
И жрал, и жрал, и жрал, и жрал, и жрал!
Скорей-скорей, щьтоб кто-то не украл..

А мимо щёл лиса... И колбаса – нет, сыр - почуял.
И тоже сразу очен захотел…
Прям даже весь вспотел!
Прям даже стойка сделал, как собак.
Вот так!

И говорит: "Привет, ворон!
Вах! Дай мне посмотреть со всех сторон,
Какой же ты красивий нынче стал,
Ведь я тебе давно, два - нет! - три сутка не видал!

Какой же ты теперь неординарный!
Какой лицо! Какой фигур щикарный!
И как тебе идет твой черный цвет!
М-м-м! Наоми Кэмпбелл, Уитни Хьюстон, нет?
Я прям совсем тебе не узнаю!

Прости, щьто рядом долго так стою,
Я просто оторвать глаза не в силах
От твой лицо - какой же он красивий!
С тебе портрет надо писать, картина,
И помещать всемирний паутина...

С тобою рядом даже Мона Лиза
Не смотрится... А, так себе, Огризок..
С тобою рядом сам Софи Лорен,
Как рядом с роза - огородний хрен...
Прекрасен верх твой и прекрасен низ!

И пусть с ума сойдет от зависти Борис
Вот этот - как его там - Моисеев!
Твой задний низ - гораздо красивее!.."
Так говорит лисиц. И тихо-тихо
Подходит ближе - хитрий, билят, чувиха!

Ворон – молчит, но кущать перестал.
И гордо смотрит вниз - как Ленин с пьедестал.
Лисиц чуть-чуть немножько отдохнул -
И снова: "Эй, ворон! Уснул?
Не спищь? Я тут сказать тебе еще хотел,
Пока ты в Голливуд не улетел,
Щьто преклоняюсь пред твоим умом.

Я себя чувствую, ну, просто чмом,
Когда смотрю на твой високий лоб.
Ты - гений! Твоя мисль, как антилоп,
Несется вскачь, опережая время.
Ты самий мудрий между нами всеми!

На твой на лоб написано вот тут,
Щьто ты закончил главний институт
И щьто с медалью ты закончищь академий...
Я зуб даю, щьто Нобелевский премий
Тебе вручат, ну, максимум, в субботу -
За математика контрольную работу.

Я глаз даю, щьто умных в этом мире
Всего лишь двое: ты и Пентиум 4 !
Спасибо, Бог, щьто ты позволил мне родиться
В один эпох с этот великий птица!" -
Так говорит лисиц.

И ближе, ближе к ворон свои пододвигает лыжи.
Ворон - молчит. Надулься, как индюк -
Аж пузо випирает из-под брюк.
Такой прям важный стал, как будто цар.
Как генеральний птица-секретар.

Лисиц же хитрий, отдохнув слегка,
Включил уже такого дурака,
Щьто даже сам себе немножько удивилься.
И говорит: "О, Господи! Неужьто я Влюбилься!!!
О, мой прекрасний сон! О, мой ворон!
Ты доведещь мене до похорон!
Нет без твоей любви мне жизни, детка !
Сейчас повещусь ! Вот на этот ветка.

Нет – отравлюсь ! Вот этот мухомор.
О, мой ворон! Май лав! Шери! Амор!
Как больно знать, щьто ты мене не любищь!
Щьто мой супруг ты никогда не будещь!
И не снесещь мне маленький яйцо,
Точь в точь похожий на мое лицо
Ах, плохо мне! Ах, ах! Я умираю!

Инфаркт! Инсульт! Инцест! Ах, я не знаю!
Ах, сердце мой! Все! Навсегда замри
Ну, щьто же ты молчищь?!
Кричи скорей ноль три!!!"
И - он упал - рука к груди прижатий,
Как будто только щьто его хватил Кондратий.

Ворон - а щьто ворон?! Он клюв разинул,
Про сыр забил - из рот его не винул
И каркнул так, щьто тут же подавилься...
И вместе с сыр он с дерево свалилься.

Щьто дальще? Пищевод... Желудок...
Лиса голодний бил - ублюдок!
За польчаса ворон переварил
И стал Ворон уж не такой, как бил…

Мораль:

Когда имеещь сыр - сиди и куший
И никого и никогда не слюший!







deafult pic

Муравьи и Пушкин

"Россия. Средняя полоса. По бездорожью едет телега, до верху нагруженная навозом. На этом дерьме сидит заросший старик, нахлобучив на себя шапку-ушанку, потягивая махорку, держит в руках вожжи.
Откуда ни возьмись бежит американец. Увидел живого человека, обрадовался. Догоняет телегу.

- Do you speak English?
- Yes, I do.

Подумал и добавил:
- Да хули толку?!" (с) Раскин "Энциклопедия хулиганствующего Ортодокса"



Наши выселки одолели муравьи. Они берутся неизвестно откуда, запускают гонцов проверить, есть ли в доме вкусненькое, муравьи-скауты возвращаются с прекрасными новостями о наших запасах на случай атомной войны... и понеслось. Насекомые везде. В кошкиной еде, в плошке с сахаром, в миске с кошачьей водой, в печеньках и сушках, в раковине и, даже, в чистой посуде. И так, каждый божий день. Динь-дилень...

Нет, мы боремся изо всех сил... Моем, скребем, прыскаем средствами безопасными для дом. живности...А хули толку:)

Каждое утро, как по расписанию, кошка орет и жалуется от ужаса, Маруся визжит, видя облепленную муравьями любимую чашку, Летчек с мучительной миной на лице выковыривает тварей из сахара, я мрачно занимаюсь убийством и опрыскиванием насекомых.

Вчера попробовала новый рецепт отпугивания домомучителей - насыпать корицы.

Сегодня поутру, Маруся обнаружила, что наглые твари - нет, чтобы испугаться и сбежать, наЕборот, прискакали всей толпой на новый продукт.

На завтрак Маман встретила меня загадочной фразой: "Кир, муравьи в твоем доме, как Александр Сергеевич!"

Я, обалдев вконец: "Эээ, а какая, собственно, связь?".

Маруся: "Смотри, их же полчища, опять. Несмотря на твою корицу, точно, как у Пушкина - "Ебал я Ваши именины"...

Занавес...