Category: история

deafult pic

Самый верхний пост

Пишу то, что самой интересно, это является исключительно моей точкой зрения на мир, и "может не совпадать с мнением редакции".

Если Вы, несмотря ни на что, все-таки меня зачем-то зафрендили, то скажите хоть "ку", что ли :).

Шепотом) Здесь можно представиться :)

Или, как-то обозначить свое присутствие.

Вообще-то, я всем рада!

То, что было в топе (почему туда попали именно эти тексты я не знаю... Они далеко не лучшие..):

[Нетленка (click to open)]
01 Про еду и людей "Вам не кажется вообще, что мир стал чересчур интересоваться едой? Она ведь скоро выходит вон с другого конца. Её не сбережешь, не накопишь...

02 Расскажи-ка девушка, где была?

03 Типажи и женская лЯбовь Пора вводить новый таг "characters".

04 Игра в Поло - часть первая Игра в Поло - часть первая - ВводнаяВвожу новый тэг " Скромное обаяние буржуазии ".

05 ПятничноЭ, насчет поржать ПятничноЭ, насчет поржать Я все также. Работы навалом, не вздохнуть, не удивиться :)

06 Вместо пятничного Вместо пятничного Есть такая песенка "I was born in a small town".

07 Поручик, Вы пьян! Поручик, Вы пьян! Мне интересно, что Вы сделаете, если к Вам в офис в 3 часа дня заходит Ваш Босс и говорит на чистом английском языке: "Прынцесса, что Вы делали под Смоленском???" "Ты любишь скотч?"

08 Паранойя - определение Паранойя - определение Вопрос: Разговаривать с кошкой — это паранойя или ещё не совсем? Ответ : Это не паранойя. Паранойя, это когда боишься при кошке лишнее сболтнуть.

09 О разнице между мужским и женским мозгом О разнице между мужским и женским мозгом Ну, не феминистка я совсем. Нет, конечно, я не сторонница домостроя и идеи, что женщина должна сидеть дома, варить щи и вечно пахнуть кислой капустой. Но идея самой таскать тяжеленные сумки, прочищать раковину и чинить унитаз, пыхтя ...


ПыСы Update... В связи с большим количеством новых людей, стучащихся в мой блог, хочу по-дружески предупредить, если кому-то нужна галочка, для формального увеличения количества френдов, вы обратились не по-адресу. Свою ленту друзей я читаю, поэтому ответная дружба с моей стороны гарантирована не всегда. См. profile.


Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
deafult pic

Баронесса с кисточкой: история одной из самых знаменитых и дорогих художниц XX века

Судьба Тамары Лемпицкой — русско-польской эмигрантки, чудом сбежавшей от НКВД, одной из самых знаменитых и дорогих художниц XX века.

Тамара де Лемпицка (Лемпицка, польск. Tamara Łempicka, собственно Мария Гурвич-Гурска; 16 мая 1898, Варшава, Польша, по другим сведениям — Москва — 18 марта 1980, Куэрнавака) — польская и американская художница, автор известной картины «Прекрасная Рафаэла» (1927), а также «первая художница, которая была гламурной дивой»

Мария Борисовна Гурвич родилась в Москве, в семье присяжного поверенного, еврейского происхождения и иудейского вероисповедания, Бориса Исааковича Гурвича. Мать — Мальвина Деклер (Malwina Dekler), полька, дочь Бернарда Деклера (Bernard Dekler), банковского служащего, из Варшавы, и Клементины Деклер (Klementyna Dekler).

Картины Тамары Лемпицкой стоят сегодня миллионы долларов, напрасно она горевала в конце жизни, что ее времена навсегда прошли.




[Читать дальше]




В 1939 году, когда в Европе разразилась мировая война, убегая на пароходе в Америку, Тамара запишет в дневнике, что длинная дорога в ее жизни всегда означает разрыв с прошлым и никогда — продолжение. По ночам о борт корабля с ревом бились волны, и Лемпицка, страдавшая бессонницей, бродила по темной палубе, терзаясь дурными предчувствиями. Днем она безвылазно сидела в каюте и заполняла страницы своего дневника — это помогало отвлечься. Невольно вспоминалась другая длинная дорога, когда бежали из России, чудом выскользнув из лап чекистов. Если бы не она, мужа бы расстреляли, Тадеуш две недели провел в лубянской тюрьме, его пытали.



Они добрались тогда до Парижа — и ей удалось-таки родиться заново, а вот Тадеушу — нет. Сумеет ли она все начать с нуля в Америке? Тамаре было уже за сорок, и она себя знала: ей необходим воздух обожания, рискованных страстей, сумасбродных выходок, отсутствия запретов. Тот пряный воздух, которым жил и дышал Париж «ревущих двадцатых».



«Я украсила Париж не меньше, чем его украшает Эйфелева башня», — написала она в дневнике. Заказать портрет у Тамары Лемпицкой считалось в предвоенной столице Франции истинным шиком: портрет стоил пятьдесят тысяч франков. Кто-то считает, что это безумные деньги? Что с того?!

Tamara de Lempicka: The Grand Duke Gabriel.Тамара де Лемпицка18/78
Портрет великого князя Гавриила Константиновича (1927)

Только богатые люди могут позволить себе самое лучшее, а в том, что художница Лемпицка — это самое лучшее, никто не сомневался: Тамара была символом удачливости, аристократичности и хорошего вкуса. Консулы, бароны, герцоги и банкиры жаждали перекупить друг у друга право оказаться первым в длинном листе ожидания мадам Лемпицкой.

Тамара де Лемпицка Автопортрет в зеленом "бугатти" 1925

Ждать приходилось иногда по полгода, порой мадам художница и вовсе отклоняла заказ, ссылаясь на занятость. Американский миллионер Руфус Буш заказал Лемпицкой портрет невесты и, не моргнув глазом, выложил астрономическую сумму, которую запросила художница.




Портрет доктора Букара
Тамара де Лемпицка · 1929

Знаменитый ученый доктор Пьер Бушар пошел еще дальше и скупил все еще не написанные картины на год вперед.
Трехэтажный особняк Лемпицкой на рю Мешен, над дизайном которого трудился знаменитый архитектор фирм «Ноэль» и «Пуаре» Малле-Стивенс, поражал воображение посетителей своим необычным стилем, холодной серой гаммой интерьеров, хромированной отделкой, искусно выполненными деревянными панелями. Имелся даже американский бар прямо в углу студии. Да и сама хозяйка меньше всего походила на художницу.
Весь Париж знал, что Тамара часто стоит за холстом не в перемазанной красками рабочей робе, а в модном шелковом платье и дорогих украшениях. Иногда она писала даже в перчатках и шляпе! Как говорили парижане, если бы Лемпицкой не было, ее следовало бы выдумать.

Тамара Портрет Марджори Ферри


Вероятно, Тамара скопировала свой образ с див немого кино: она подражала им в манере одеваться, носить меховые накидки, драматически закатывать глаза, принимать картинные позы и изящно скрещивать ноги.
Художницу часто останавливали на улице с просьбой дать автограф, путая с кинозвездой. Она царственно улыбалась и, ничуть не смущаясь, ставила неразборчивую подпись — что-то среднее между Мэри Пикфорд и Гретой Гарбо.

Удивительно, но восхищенным почитателям не приходило в голову задаться вопросом: откуда взялась на левом берегу Сены эта эксцентричная обворожительная особа с именем, выдающим отнюдь не французское происхождение? До 1923 года ее ведь и в помине не было в столице.



Никто не знал, что еще совсем недавно Тамара проклинала судьбу, мужа и убогую жизнь, которую вела в Париже: унизительную, невыносимую, мерзкую. Дешевый номер отельчика, в котором не повернуться, крикливый младенец — дочь Кизетт и сутки напролет лежащий на скрипучем диване Тадеуш. Вот уж от кого Тамара не ожидала! Сбежали из России, от большевиков, с каким трудом, с каким риском! И рисковала ведь она, умолила в Москве шведского посла выцарапать по дипломатическим каналам мужа из рук НКВД. Ради чего? Чтобы он валялся на диване, мусоля детектив, ныл про депрессию и пил как сукин сын? Да мало ли что в Петербурге ты был успешным адвокатом — кто-то и царем был, между прочим... Это не повод отказываться от работы клерка, ничего другого все равно не предлагают!



Все драгоценности, которые удалось вывезти, Тамара уже продала за бесценок — рынок наводнили тиары, браслеты, ожерелья русских эмигрантов, да только некому было их покупать. Денег не было, заявляться к матери и сестре вечно голодной и накидываться на еду как собака на кость уже было стыдно. Приходилось хлебать на ужин ненавистный луковый суп из столовой для бедных. А вчера пьяный Тадеуш впервые ее ударил. Тамара пожаловалась сестре. «И ты такое стерпишь?! — возмутилась Адриенна. — Вот что я тебе скажу, ты сама должна зарабатывать! Иди учиться!» Но на кого?..





с Сальвадором Дали


Тем же вечером сама судьба помогла ей определиться с выбором, подбросив журнал, забытый кем-то в лобби отеля. В нем Лемпицкую заинтересовал женский портрет неизвестного художника, который недавно был продан за весьма кругленькую сумму. И тут ее внезапно осенило: вот чем она станет заниматься, вот что будет продавать! Портреты. Живопись. В долю секунды перед взором пронеслись картины лучезарного будущего: работы Тамары нарасхват, выстроилась длинная вереница заказчиков.



Но есть ли у нее талант? Пока можно принять за него детское увлечение живописью, а там будет видно. Ей было лет двенадцать, когда мать Мальвина Деклер пригласила художника в их богатый особняк в Варшаве — написать портрет Тамары. Непоседливой девчонке пришлось позировать три часа кряду, застыв в неудобной позе. Закончился сеанс тем, что потерявшая терпение «модель» подбежала к мольберту и закатила истерику, оттого что ни капельки на себя непохожа. Как вообще такую мазню можно называть портретом? Сейчас она покажет, как надо писать! Тамара усадила на стул младшую сестру Адриенну и взялась за дело. Через час, вымазавшись с головы до ног пастелью — она и не подумала прикрыть фартуком светлое воскресное платье, — с гордостью продемонстрировала домашним портрет сестры, несомненно имеющий большее сходство с оригиналом, чем творение приглашенной знаменитости.


Сама Тамара утверждала, что позднее в Петербурге она вольнослушательницей посещала Академию художеств, но так ли это — неизвестно. Лемпицка, став знаменитой, несколько раз переписывала свою биографию, вымарывая все, что ей не нравилось или казалось неудобным. Известно, что отец Тамары — Борис Гурский — служил в Варшаве юрисконсультом во французской фирме и в один прекрасный день вдруг внезапно исчез, ходили даже слухи о самоубийстве. Тамаре было около шестнадцати, когда мать вторично собралась замуж. Старшая дочь, не желавшая, чтобы в их доме появился чужой мужчина, в знак протеста сбежала в Санкт-Петербург к тетке Стефании — та была женой банкира и жила на широкую ногу.


Тамара, 13 лет, Монте-Карло, 1911.jpg
Тамара де Лемпицка 1911 год Монте-Карло

Два года спустя на балу Тамара увидела начинающего адвоката Тадеуша Лемпицкого. Впрочем, не только она положила глаз на высокого утонченного молодого поляка, многие петербургские барышни втайне мечтали об этом красавце. Но они не знали, кто их соперница!

На маскараде в начале 1916 года семнадцатилетняя Тамара появилась в ярко освещенной бальной зале в чепчике, крестьянском фартуке и с двумя живыми гусями на золоченом поводке! Ее окружили, захлопали, и очарованный пан Тадеуш пригласил юную «крестьяночку» на мазурку. В том же 1916 году они с помпой обвенчались в петроградской капелле мальтийских рыцарей. А через год случилась революция и молодой чете, как и многим, пришлось покинуть родину.

1916Тамара Горска и Тадеуш Lempicki браке в часовне Мальтийского ордена в Петрограде.

Решив заняться живописью, Лемпицка навела справки и обнаружила, что в художественной Academie de la Grande Chaumiere педагоги дают бесплатные уроки. Поначалу она обучалась в мастерской Мориса Дени, затем ее постоянным учителем стал Андре Лот, оба — классики фигуративной живописи.
Тамару, как и других студентов, учили основам композиции, технике, не подозревая, что амбициозная, острая на язык и очень наблюдательная блондинка все уже для себя решила. Нищие гении с Монпарнаса — прекрасно, Лемпицка сама частенько прогуливалась там, прикидываясь богатой покупательницей-иностранкой — ей даже не надо было подделывать акцент, и любовалась работами Пикассо, Модильяни, Жакоба. Но их жилища, напоминающие смрадную конуру, Матка Боска! А внешний вид! У Модильяни черные волосы спутаны, словно он спит под мостом, глаза ввалились и лихорадочно блестят, под ногтями чернота, его шатает от голода.



Да, как пишет Амадео, не пишет больше никто — но что толку, когда ни гроша за душой?! Тамара тоже найдет свой собственный стиль и будет неподражаема. Но в отличие от монпарнасских гениев сделается не только знаменитой, но и богатой! Причем второе столь же важно, как и первое, а возможно, даже важнее. Поэтому Лемпицка не польстилась на модный авангард — этот синоним нищеты и убожества, неоклассицизм с тонким налетом посткубизма показался ей куда привлекательнее. Визитной карточкой Тамары станут портреты, за них, несомненно, лучше всего платят.

Тамара со своим первым мужем, Тадеуш де Lempicki. Париж, 1920.



В тесном номере стало еще теснее: теперь почти весь его занимал мольберт, пол и стол были уставлены красками и банками с кистями. Первыми моделями начинающей художницы стали муж с дочерью и покладистая соседка.
Портрет мужчины (Мистер Тадеуш де Лемпицки)


Незавершенный портрет Тадеуша де Лемпицкого

1933 Спящая (Кизетта) Частное собрание



Наблюдая за суетой и беготней жены, Тадеуш желчно усмехался: свет еще не видел такую дуру, которая рассчитывает разбогатеть, продавая свою дилетантскую мазню! Но Тамаре было плевать на его насмешки.

И вот уже галерея Колетт Вейлл продала первые картины Лемпицкой, следом ею заинтересовались «Салон Независимых», «Осенний салон» и Salon Moins de Trent Ans. Однако никакого бурного щенячьего восторга Тамара не выказала, она приняла успех как должное. Ну да, она художница, лучшая, просто не все еще об этом знают.



«Я была первой женщиной, которая писала чисто, и это главное в моем успехе, — делилась со своим дневником Тамара, — мои полотна точны, они закончены». В ее портретах и впрямь угадывалось сходство, но главным в них были все-таки стиль, сила, своеобразие и сочность красок.

Тадеуш думал, что разжившись первыми деньгами, Тамара кинется ублажать его и дочку. Совершенно напрасно... Если она и кинулась кого-то ублажать, так это исключительно себя. Теперь Лемпицка ежедневно забегала в кондитерскую за маленькими трубочками с воздушным розовым кремом: искушение, против которого устоять даже и не пыталась. Захватить Тадеушу по пути домой порцию лукового супа из столовой при православной церкви? Никогда! Больше Тамара ни ногой в это скопище нищебродов и отвратительных дешевых запахов! Пусть сам о себе заботится. В принципе то же относилось и к маленькой Кизетт. Увидев, что двухлетняя крошка не оценила божественное пирожное, а только скривила личико и перемазала матери кремом новое платье, Лемпицка решила больше ни для кого, кроме себя, не стараться. Этому правилу она и следовала всю свою жизнь...

Имелись у Тамары и другие правила: если вышедшее из моды платье портниха может переделать и выдать за новое — то драгоценности подделкой быть не могут. Поэтому после продажи первых портретов она станет обязательно покупать себе браслет, серьги или подвеску, пока не будет унизана ими от щиколоток до шеи. Как известно, твердое следование принципу порой требует жертв, не избежала этой участи и Тамара: случалось, за весь день она могла позволить себе лишь утреннее пирожное вприглядку с очередной драгоценностью. «Кажется, я женился на чудовище», — сказал себе Тадеуш, вспоминая это много лет спустя.

Однако «чудовище» даже само не подозревало, насколько будет соответствовать блестящей и эксцентричной парижской эпохе джаза, сбросившей с плеч усталость и оцепенение Первой мировой. Не знала Тамара и какое тяжкое ощутит похмелье, когда ее время уйдет. «Моим главным любовником был Париж двадцатых, я наслаждалась им, боролась с ним, трясла, насиловала, получала оргазм, мы оба его получали: я от него, а он от меня», — говорила Лемпицка.


Первый настоящий триумф пришел в 1925 году, когда работы Тамары взяли на парижскую Международную выставку декоративного искусства и художественной промышленности. Ее атаковали репортеры и фотографы такого влиятельного журнала, как Harper’s Bazaar, — а это уже признание, слава! Конечно, соседки и окрестные домохозяйки перестали ее интересовать в качестве моделей. Очередное правило гласило: хочешь быть богатой — пиши богатых. Так она и поступала, развив в себе, по выражению дочери, «убийственный инстинкт» зверя-охотника. На вечеринке, направляясь прямиком к маркизу Сомми Пиченарди, Лемпицка уже знала, как завлечь его в паутину своих улыбок, соблазнительных форм и остроумных высказываний. Как пустить пыль в глаза пока еще взятой напрокат накидкой из голубой норки.

1925 Портрет маркиза Сомми

«Мадам — художница?» — с удивлением поднял брови маркиз. Он никогда не видывал таких художниц, неужели эти холеные наманикюренные ручки способны писать портреты? Невероятно, но, конечно, он готов позировать, хотя бы для того, чтобы увидеть мадам снова. Тот же трюк соблазнения безотказно сработал с герцогом Орлеанским и бароном Кисслингом.

Жизнь стремительно менялась: теперь семья Тамары жила в большой квартире на левом берегу Сены, там, где традиционно селились художники. Не менялся только Тадеуш, по-прежнему не встававший с дивана. Кизетт вспоминает, как мать, вернувшись под утро с вечеринки — а ее наконец стали приглашать повсюду, — бесцеремонно расталкивала храпящего Тадеуша, приговаривая: «Да проснись же ты, дурак! Я хочу рассказать!» И тараторила, как сегодня танцевала с маркизом Валетти и бароном Куффнером, а еще ее в понедельник пригласили на ланч Орлеанские, в оперу — Натали Барни, в свое загородное поместье — герцогиня Виллароса. Тадеуш покорно слушал трескотню жены и кивал. А может, клевал носом? Бросив напоследок: «Теперь спи, дурак», — она шла в мастерскую и писала до утра при свете любимой голубой лампы очередной портрет.


Жан Кокто, вскоре ставший приятелем Тамары, поражался, как этой женщине удавалось сочетать несочетаемое: манеры аристократки, роскошные наряды и балы у ван Донгена и княгини Гагариной с умением плевать на условности и быть абсолютно своей среди парижской богемы. Даже несмотря на то что в «Ротонде» и La Coupole среди нищих художников и поэтов увешанная драгоценностями Лемпицка смотрелась белой вороной. В их кругу ее нежно звали Тома (с ударением на последнем слоге) и прощали страсть к бриллиантам. Жорж Брак однажды во всеуслышание заявил, что драгоценности Лемпицкой — подделка, просто часть спектакля. Пьяные приятели захлопали, а Тамара, сверкнув подведенными глазами, огрызнулась: «Врет! Настоящие».


Тамаре действительно не было дела до таких глупостей, как мораль и приличия, она их попросту презирала. Два раза в неделю художница посещала ночной клуб Сюзи Солидор с весьма сомнительной репутацией или знаменитые вечеринки Натали Барни «только для женщин». Дочь утверждает, что с приглянувшимися дамами мать спала так же легко, как и с мужчинами, якобы сексуальный аппетит у Лемпицкой был огромный. Она спала и со многими своими клиентами, чьи портреты писала: ее любовниками были и маркиз д’Аффлито (он удостоился даже двух портретов),

Портрет маркиза д'Аффлито
Тамара де Лемпицка · 1925



Маркиз д'Аффлито на лестнице
Тамара де Лемпицка · 1926



и доктор Пьер Бушар, и граф Воронов... Как-то Тамара отправилась на озеро Гарда к знаменитому писателю Габриеле д’Аннунцио, чтобы написать его портрет, однако мало кто сомневался, зачем пригласил Лемпицкую этот великий европейский любовник.

Тамара часто влюблялась и в своих уличных моделей. Как-то затащила к себе в мастерскую молодого полицейского, поскольку увидела в нем Адама. Нашла и слова, и улыбки, чтобы парень согласился попозировать, причем обнаженным. Голая модель Евы уже стояла перед ошарашенным молодым человеком — чтобы окончательно убедить новоиспеченного натурщика не тушеваться, Тамаре пришлось раздеться самой. Вот так родилась ее знаменитая картина «Адам и Ева». В придачу художница порадовала себя «восхитительным романом».

Адам и Ева


Модель для другой картины — «Прекрасная Рафаэла» — Тамара повстречала в парке: девушка, скорее всего проститутка, ночевала там на скамейке. Яркая внешность незнакомки поразила Тамару — она обожала женскую красоту. Лемпицка распахнула перед Рафаэлой дверцу своей машины и увезла на несколько лет в другую жизнь.

Прекрасная Рафаэла


Стоит ли удивляться, что в 1928 году похождения Тамары все-таки закончились разводом. Тадеуш вернулся в Польшу, на память о нем Лемпицкой остались фамилия и портрет с недописанной левой рукой, на которой муж носил обручальное кольцо.
Мальвина Деклер все эти годы была в ужасе от поведения дочери, она даже забрала к себе Кизетт: девочка не должна расти среди разврата и безобразия! Богемная мать с подросшей дочерью рассталась без сожалений, выходки Кизетт страшно бесили Тамару. Когда Лемпицка в очередной раз представила ее гостям как свою сестру, маленькая дрянь вдруг ощетинилась, словно волчонок, оскалила острые зубки и зарычала: вранье, она — дочь, а никакая не сестра!


К славе Тамары мадам Деклер относилась сдержанно и всерьез живопись дочери принимать отказывалась. Заоблачные гонорары, которые люди платили за ее картины, казались недоразумением, мыльным пузырем, который вот-вот лопнет. «Мир определенно сошел с ума и катится в пропасть», — считала Мальвина. Но не только мадам Деклер, многие чувствовали: что-то неуловимо меняется в воздухе. В 1929 году в Америке грянула Великая депрессия, и ее первая волна уже докатилась до Европы.


Если кто-то и тревожился, то не Тамара. Нарастающее беспокойство матери и друзей ее не трогало. Почти сорокалетняя Лемпицка, уверявшая всех вокруг, что ей нет и тридцати, похоже, и вправду полагала, что еще совсем молода и впереди вся жизнь. Тем более что у нее отбою не было от женихов: Тамаре сделал предложение граф Воронов, но она его отвергла. Посватался барон Рауль Куффнер. Мадам Деклер сделала стойку и кинулась наводить справки: родом из Австро-Венгрии, из семьи потомственных пивоваров и производителей племенного скота, баснословно богат. Недавно овдовел, жена умерла от лейкемии.


Portrait of Baron Kuffner in an Armchair


Поначалу Рауль не слишком приглянулся Тамаре, казалось, его большелобая голова способна совершать только расчеты, но Лемпицка и сама отлично умела складывать цифры. А вот умеет ли он развлекаться? Они познакомились, когда Куффнер заказал ей портрет любовницы — андалусской танцовщицы Наны Герреры — и предложил сумасшедший гонорар. «Если она мне понравится, — промурлыкала Тамара, с вызовом глядя заказчику в глаза, — если понравится...» Но Нана ей не понравилась, больше того — она сочла ее просто уродливой, о чем и заявила Куффнеру.



Придя позировать, Нана была ошеломлена всем сразу: тем, что на знаменитой художнице нарядное платье и четыре нитки жемчуга, что во время сеанса Тамара преспокойно потягивала бренди. Потом Лемпицка удалилась принимать ванну, заставив голую Нану целый час сидеть неподвижно.



1928-1929_Нана Эррера_Частное собрание



Портрет получился почти карикатурный, танцовщица рыдала, пока Куффнер невозмутимо отсчитывал Тамаре деньги за это «безобразие». Когда из окна мастерской она увидела, как на улице Рауль нежно обнимает и целует Нану, Лемпицкую разобрала завистливая злоба: надо же, уродина, а отхватила себе такого богача! Да с нее и трубочиста довольно!

Задумывая картину «Группа из четырех обнаженных», Лемпицка не без умысла опять пригласила в качестве модели Нану Герреру и изобразила самой вульгарной и похотливой. Говорят, Куффнер, увидев полотно, в тот же день велел Нане собирать вещи: он больше не желал ее. Вскоре в кафе «Ротонда» в тесном кругу богемных друзей Кокто, многозначительно подмигнув Тамаре, поднял бокал «за самое тонкое убийство в истории»: «Наша несравненная Тома убила соперницу, написав ее портрет. Кто здесь еще на такое способен?» Тамара загадочно улыбалась, ведь место Герреры заняла она, став любовницей Рауля, а вскоре, уступив давлению мадам Деклер, и его невестой.

В конце 1933 года во время пышной свадебной церемонии Кизетт смотрела на разодетую в пух и прах мать и угадывала в лице новоиспеченной баронессы следы грусти и раздражения: идя к алтарю, невеста так сильно дернула шлейф платья, что порвала подол. О чем она может печалиться, если получила наконец все, к чему так страстно стремилась, — состояние, титул, положение в обществе? По правде говоря, по-мальчишески влюбленному Раулю Кизетт сочувствовала: маменька задаст ему жару, можно не сомневаться!

Но она недооценила Куффнера — барон отлично понимал характер своей новой жены. После свадьбы Тамара с тревогой ждала, что супруг купит дом и запрет ее там, среди антикварных комодов и пыльных гобеленов. Однако, к изумлению Тамары, Куффнер предложил, чтобы она осталась в своем трехэтажном особняке, он же будет ее иногда навещать. Свое постоянное жилище — роскошные апартаменты отеля «Вестминстер» — барон тоже не поменял. «Ты ведь не хочешь сделаться домоседкой, дорогая, из-за такого пустяка, как наша свадьба?» — спросил Куффнер, улыбаясь лишь уголками губ.

Baroness Kuffner - Tamara with her second husband, Raoul Kuffner, Venice 1962

Лучшего брака и лучшего мужа нельзя было и желать! Рауль не возражал, когда она собралась в загородный дом вдвоем с испанским королем Альфонсо — писать портрет монарха. Не имел ничего против и когда Тамара отправилась с другим своим любовником в Австрийские Альпы. Именно там, с веранды отеля, она впервые увидела группу марширующих светловолосых юнцов, и ей почему-то сделалось не по себе от этого зрелища.

С приходом к власти Гитлера в Париже появились новые эмигранты из Германии, и перемены, казавшиеся прежде едва заметными, стали более ощутимыми. В середине тридцатых пьяный, веселый, танцующий, транжирящий шальные деньги на искусство и моду, обожающий художников Париж словно начал трезветь после затяжного похмелья. У Тамары резко сократились заказы, стало заметно меньше светских вечеринок — перевелись средства их устраивать.


Лемпицка сильно удивилась, когда на еженедельной вечеринке «для дам» у подруги Натали Барни к девяти вечера иссякли запасы шампанского. Хозяйка виновато пожала плечами: увы, нет денег. Тамара вдруг остро ощутила, что жизнь, казавшаяся вечным праздником, катится куда-то не туда, и ей впервые стало страшно. Даже в ночном клубе легкомысленной Сюзи Солидор женщины теперь говорили о гражданской войне в Испании, нападении Италии на Абиссинию и ужасающем росте цен.


с подругой в 1940-х-1950-х годов.

Рауль, обеспокоенный усиливающейся депрессией жены, повел Тамару к психиатру, но тот не помог. От прописанных лекарств ее тошнило. В качестве гонорара доктор попросил написать его портрет, и Тамара согласилась, изобразив эскулапа в образе святого Антония.



Неожиданно ее потянуло к святым местам. Кизетт вспоминает, как они с матерью отправились в Парму и Тамара четыре часа беседовала с настоятельницей тамошнего монастыря. (Позднее она напишет по памяти портрет «Мать-настоятельница», который знатоки сочтут самой неудачной картиной художницы.)

Тамара жаловалась монахине, что ее преследует непонятный страх, часто снятся кошмары, утром она встает с тяжелой головой и не может работать.

Много позднее Кизетт узнает от бабушки причину тревоги матери: Тамара несколько раз слышала речи Гитлера о расовой неполноценности евреев и понимала надвигающуюся опасность, ведь ее исчезнувший отец Борис Гурский был евреем. Когда Гитлер напал на Польшу, Лемпицка в панике уговаривала мужа продать все имущество и поскорее бежать из Франции в Америку. Многие знакомые уже паковали вещи, собираясь ехать тем же маршрутом.


Сойдя с корабля, причалившего наконец к нью-йоркскому берегу, и вдохнув воздух новой страны, Тамара интуитивно почувствовала: взаимной любви не получится. Гуляя с Раулем по улицам, она шарахалась от небоскребов — казалось, гигантские здания вот-вот расплющат ее. Муж предложил переехать в Калифорнию, поближе к Голливуду, в надежде, что Тамара найдет там среду, близкую ей по духу. Какое там! Лемпицкую нарекли в Лос-Анджелесе баронессой с кисточкой, вложив в это прозвище немалую долю сарказма.

В своих мемуарах Глория Вандербильт рассказывала, как однажды помогала матери в подготовке голливудской вечеринки и та напомнила: «Не забудь пригласить баронессу Куффнер — она такая забавная, да и картины ее занятны». Если бы Тамара услышала эти язвительные слова, наверное, разорвала бы Глорию-старшую на мелкие кусочки.

Увы, никто здесь не спрашивал о ее творчестве, не выстраивался, как в Париже, в очередь, чтобы заказать портрет, не стремился закрутить романчик. Все скучно и предсказуемо, а сидеть за светским обедом лишь в качестве элегантной дамы и вести вежливые пустые разговоры она не привыкла! Бывало, в Тамаре взыгрывал характер, она вскакивала из-за стола посреди званого ужина и уезжала, жалея, что не хватает духу показать всем этим напыщенным господам если не голую задницу, то хотя бы язык. «Надо взять их измором, этих пресных самодовольных людишек», — лихорадочно говорила Тамара Раулю, и он согласно улыбался, готовый на все, лишь бы жена стала прежней жизнелюбивой Тома. Куда это годится? Он неделями не слышит ее смеха, она перестала кокетничать со всеми подряд!

Однажды теплым майским днем 1941 года Лемпицка решилась задать американцам жару: она выйдет на бульвар Сансет обнаженной и посмотрит, что из этого получится. Вот в Париже бы... Ладно, это давно пора забыть. Она выплыла на бульвар в кокетливой шляпе, перевязав бедра и грудь тонюсенькой атласной лентой. Первым навстречу попался огромный негр на велосипеде, скользнул по практически голой женщине равнодушным взглядом, хмыкнул и покатил дальше. Разрыдавшись, Тамара кинулась домой.



Переезд в Нью-Йорк в роскошную двухэтажную квартиру на 57-й улице нисколько не улучшил положения: ни ее персона, ни живопись Тамары тут практически никого не интересовали, в моду входило абстрактное искусство. Лемпицка попыталась следовать моде, но получалось вяло — это был не ее стиль.

1972Ретроспектива Tamara`s работы проходившей в галерее Люксембургского в Париже, организованной Alain Блондель

Она тосковала по прошлому и все чаще вспоминала Париж, шумные посиделки с нищими друзьями в «Ротонде», веселые хмельные выходки, например поджог Лувра... Однажды после обильных возлияний группа монпарнасских поэтов и художников решила разжечь костер на этом символе искусства прошлого. «Едем на моей машине!» — воскликнула Лемпицка, и все гурьбой повалили к ее желтому «рено». А его не оказалось на месте! Угнали! Кокто и Маринетти тут же сочинили по этому поводу стихи. Смеялись, шутили, планировали следующие хулиганства. Были живыми, черт возьми! А в этой Америке только и услышишь:

— Как ваше здоровье, дорогая баронесса?

Иногда Тамара доставляла себе удовольствие и рявкала:

— Спасибо. Хочется подохнуть.

Tamara de Lempicka, 1951


В 1962 году от сердечного приступа умер Рауль Куффнер. Они прожили вместе двадцать девять лет! Порвалась последняя ниточка, связывавшая ее с прошлым. Спасаясь от одиночества, Тамара переехала к дочери в Хьюстон и там изводила бедную Кизетт, зятя и внучек бесконечными капризами — в старости характер стал совсем несносным.

Тамара Лемпицка и Виктор Контрерас


Последняя любовь семидесятишестилетней Лемпицкой — мексиканский скульптор Виктор Контрерас — был вдвое ее моложе. Ради него Тамара в 1974 году переехала в Мексику, на этот раз точно зная, что едет сюда, чтобы умереть. Главным врагом Тамары стала старость, которую она яростно пыталась отогнать: носила яркие платья, загорала топлес, занималась любовью на крыше своего поместья. Виктор убрал из дома все зеркала: увидев свое отражение, Тамара принималась плакать.


В конце концов причуды престарелой любовницы, ее нескончаемые рассказы о прежних кавалерах и безуспешная война с возрастом так замучили Контрераса, что он с облегчением передал впадавшую в детство Тамару заботам дочери, которую она мучала до последнего своего дня, постоянно меняя завещание и грозя оставить без наследства.





Умерла Лемпицка во сне восемнадцатого марта 1980 года. Согласно последней воле прах Тамары развеяли над жерлом вулкана Попокатепетль.

Напрасно она переживала, что ее время безвозвратно ушло. В 1972 году Люксембургская галерея в Париже устроила ретроспективную выставку легендарной художницы. Успех был столь же оглушительным, как в «ревущие двадцатые». Лемпицка снова вошла в моду.

Сегодня работы Тамары выставляются в Королевской академии искусств в Лондоне и нью-йоркском Метрополитен-музее. За полотнами Лемпицкой охотятся коллекционеры, с аукционов они уходят за миллионы долларов. Тамаре бы такой поворот очень понравился...




На аукционе Сотбис:



Картины Лемпицкой в Сотбис
1925_Портрет герцогини де Зал
1932_Портрет Маджори де Ферри

Работы художницы присутствуют во многих видеоклипах Мадонны.
Одна из её картин фигурирует в известном телесериале Баффи — истребительница вампиров (5 сезон).
Среди коллекционеров живописи Лемпицкой — Джек Николсон и Барбра Стрейзанд.
Во второй серии второго сезона сериала Californication в сцене, когда Карен обсуждает с дочерью и Мией стоит ли выкупать Хэнка, на заднем плане на стене можно заметить картину Тамары де Лемпицка «Автопортрет в зеленом Бугатти. 1925.»
Репродукцию её картины «Женская баня» можно увидеть в фильме «Бурлеск».


Информация взята из –
http://7days.ru/caravan/2015/11/baronessa-s-kistochkoy/11.htm#ixzz3wMLFLHL5http://www.li.ru/interface/pda/?

jid=4386710&pid=385361361&redirected=1&page=0&backurl=/users/4386710/post385361361/

deafult pic

УСТНЫЙ ВИКТОР ШКЛОВСКИЙ

После смерти Володи Маяковского осталось два чемодана писем женщин к нему. Эти чемоданы забрала Лиля Брик, сожгла письма в ванной и приняла из них ванну.

Когда я был в Риме, мне сказали, что в здешнем университете висит мой портрет. Я не пошел проверять. А вдруг не висит?..

Моя телефонная книжка умирает.

В 1918 году в Самаре мне нужно было по некоторым обстоятельствам на время куда-нибудь скрыться. Эсеровские дела... Был один знакомый доктор. Он устроил меня в сумасшедший дом. При этом предупредил: только никого не изображайте, ведите себя как всегда. Этого достаточно...

Очень немногим известно, что во время голода именно
Л. Н. Толстому пришла мысль подбавлять в тесто (муки не хватало) патоку. Это давало возможность накормить большее число голодающих. Получился хлеб, который сейчас называется бородинским...

В Ленинграде долгое время работала в Библиотеке им. Салтыкова-Щедрина сотрудница, старушка по фамилии Люксембург. Полагали, что она еврейка. Однажды в отделе кадров поинтересовались — есть ли у нее родственники за границей. Оказалось, что есть. Кто? Она сказала: английская королева, королева Голландии... Дело в том, что я герцогиня Люксембургская... Поинтересовались, как она попала в библиотеку. Выяснилось, что имеется записка Ленина, рекомендовавшего ее на эту работу...

Вторая история: нищая старушка в Ленинграде. Нуждалась, одалживала по рублю. Тоже библиотечный работник. После ее смерти обнаружили среди тряпья завернутый в тряпицу бриллиант таких размеров, что ему не было цены. Выяснилось, что старушка - сестра королевы Сиама, русской женщины. Та в свое время прислала сестре «на черный день» этот бесценный бриллиант. Настолько бесценный, что нищая старуха не решалась его кому-либо показать.

Когда меня спросили, какие женщины мне больше нравятся, я ответил им сразу: виноватые.

Рукопись была настолько плоха, что не годилась даже для возврата...

У одной женщины спросили — от кого у нее ребенок. Она ответила: «Главным образом от Фадеева».

Мимо нашей дачи в Переделкино рысью пробежал Евтушенко, торопясь за границу...

Моя жена по каждому вопросу имеет два мнения, и оба окончательные, поэтому мне довольно трудно...

Я впервые напечатался в 1908 году. Устаешь от одной этой даты.

Это было, вероятно, в 1918 году. Как-то ночью мы бродили с Блоком по петроградским улицам и увлеченно разговаривали. «А вы все понимаете», — сказал мне, прощаясь, Блок. Странная вещь память. Она работает выборочно и не всегда удачно. Я запомнил эти слова Блока и унес их как хорошую отметку, полученную — совершенно не помню за что.



Источник: фб Лакшина
deafult pic

Как мы «просрали СССР»

3 ноября 1969 года в СССР появилась первая туалетная бумага. За год до этого для Сясьского целлюлозно-бумажного комбината для производства туалетной бумаги были закуплены две огромные английские бумагоделательные машины. Сначала новая продукция натолкнулась на нулевой спрос - простой гражданин СССР не знал, для чего нужны рулоны бумаги, и не покупал её...

Появление в СССР туалетной бумаги повлияло на прочность советских государственных устоев самым непосредственным образом.

Заходя в туалет, и располагаясь в нем надолго, житель самой читающей страны в мире брал в руки подвешенную там советскую газету и поневоле вычитывал из нее несколько идеологически правильных фраз о преимуществе социалистического строя над капиталистическим. И происходило это не на партийных собраниях – а в момент особого состояния души.

И вместе со свинцом от типографской краски в задницу советского гражданина втирались вся газетная мудрость марксизма-ленинизма и руководящей и направляющей силы советского общества – КПСС. А с появлением туалетной бумаги стали нежнеть задницы советских людей и рушиться их идеологические установки…

Так что когда вы слышите фразу о том, что мы «просрали СССР» можете смело воспринимать ее не в переносном, а в буквальном смысле!

deafult pic

Старые фотографии - целая эпоха

Побыть Mitch

Старые фотографии - истории в одном кадре. Они удивительны. Неожиданны. Потрясающи.


23 year old Frank Sinatra mug shot 1938 - Фотография 23 летнего Фрэнка Синатры, сделанная для полицейских нужд, 1938г

A Coca Cola advertisement made by pigeons in St. Mark’s Square, Venice, late 60s
- реклама кока колы, надпись из живых голубей на площади сан-марко в Венеции, конец 1960гг

A teenage Bill Clinton meets with John F. Kennedy
Джон Кеннеди пожимает руку тенэйджеру Биллу Клинтону.

[Spoiler (click to open)]
Alfred Hitchcock serving tea to Leo the Lion, MGM’s mascot, 1958
Альфред Хичкок поит чаем льва Леона - знаменитого символа киностудии MGM(1958)

An Elephant stops a tram on Gray’s Inn Road, London, to eat an apple from the driver, 1936 - Слон останавливает трамвай на улице Лондона, чтобы отведать яблоко из рук вагоновожатого.(1936)

Apollo 16 astronaut, Charles Duke, immortalizes his family by leaving a photo of them on the moon, in 1972
Астронавт Чарльз Дюк подарил бессмертие своей семье, оставив фамильную фотографию на поверхности Луны в 1972 году.

Astonishing photo showing a man feeding a polar bear and his cubs, with milk, Russia, late 1970s
Удивительная фотография полярника, кормящего медведицу с медвежатами молоком, 1970 год.

Bill Gates arrested in Albuquerque for speeding in his Porsche.
Билл Гейтс, арестованный в Альбукерке за превышение скорости на своем Порше.

Birthday Clown, 1965
"Деньрожденный" клоун, 1965

Eiffel Tower under construction, 1887
Строительство Эйфелевой башни, 1887.


Einstein with Charlie Chaplin
А. Эйнштейн и Ч. Чаплин

Halloween in the 1900s
Праздник Халловин в 1900 гг

John Lennon explains his relationship with Yoko
Джон Леннон - рассказывает о своих отношениях с Йоко Оно:

Marlon Brando before, and after, getting his make up done to be Don Vito Corleone, in The Godfather.
Марлон Брандо до и после грима для исполнения роли Вито Корлеоне в фильме "Крестный отец"


Meryl Streep, New York City subway, 1981
Мэрил Стрип в Нью-Йоркском метро, 1981


Michael Jackson and Paul McCartney doing dishes.
Майкл Джексон и Пол Маккартни моют посуду:

Miss America, 1924
Мисс Америка, 1924

New York City, 1903


No white people allowed in zoo today, 1950s
"Сегодня белым людям вход в зоопарк запрещен", 1950

Police officer guarding Galt, Ontario pharmacy in waist-high flood waters, May 17, 1974 - полицейский охраняет аптеку в Гальте, штат Онтарио во время наводнения "по грудь", 17 мая 1974

Ronald Reagan telling Frank Sinatra to stop dancing with his wife, 1981
Рональд Рейган просит Фрэнка Синатра прекратить танцевать со своей женой, 1981


Russian soldier playing an abandoned piano, Chechnya, 1994
Русский солдат играет на брошенном мирными жителями пианино в Чечне, 1994

Salvador Dalí and Coco Chanel


Selfies, 1920s - Сэлфи в 1920 году.

The-models-of--
The models of “American Gothic” stand next to the painting - Герои знаменитой картины "Американская готика" позируют на фоне шедевра.


Titanic, 1912



Workers pose more than 100 feet in the air during construction of the Brooklyn bridge.
Рабочие позируют на высоте 100 футов во время строительства Бруклинского моста в Нью Йорке.

*фотографии прислали, перевод теста мой.
deafult pic

Натюрморт в стиле "aвангард".

В экспозиции Музея Фаберже(Sophienstraße 30, 76530, Baden-Baden, Deutschland), принадлежащий русскому бизнесмену Александру Иванову появился новый очень необычный экспонат - камнерезно-ювелирный натюрморт в стиле Авангард. Купленная за 800 тысяч евро ($1 млн) у парижского коллекционера в 2011 году работа весьма необычна — камень, на котором разложен «джентльменский набор»: яичница, обрывок газеты, граненый стакан с недопитой водкой, закуска и недокуренный бычок.

Несмотря на кажущуюся простоту, натюрморт выполнен из самых дорогих материалов: кирпич выточен из яшмы, белок — из белого камня, желток — из янтаря, газета, рыбки-закуска и мухи — из серебра, стакан и его содержимое — из хрусталя, а бычок — из хрусталя и кварца.

На кирпиче из красной яшмы лежит фрагмент газеты "Ведомости СПБ градоначальства" за 18 октября 1905 года (работа в серебре с гравировкой). В газете, как известно, был опубликован знаменитый "Октябрьский Манифест" Николая II от 17 октября 1905 года. Манифест явился тогда прообразом первой Российской Конституции, в нем Николай II объявил о создании в России двухкамерного парламента (Госдумы) и гарантировал Российским гражданам конституционные права и свободы: право выбора, свободу слова, вероисповедания и совести.

<

Как и принято в искусстве, толкование истинного смысла произведения оставлено авторами работы самим зрителям. Очевидно только, что эта политическая карикатура с явно выраженным скепсисом рассматривает смысл произошедшего события. В то время "Октябрьский Манифест" подвергся обширной критике, как со стороны монархистов, которые считали недопустимым давать раскачивать огромную Империю какими-либо послаблениями в пользу так называемых "демократических элементов", с другой же стороны, последние критиковали Царя за недостаточность мер, направленных на демократизацию общества. Впрочем, выводы может сделать каждый для себя сам.



Основатель музея Александр Иванов комментирует: «Это произведение является одним из самых интересных из когда-либо созданных Фаберже. Он не сделал более ничего подобного, и тем не менее, он конечно попал в авангард, тонко чувствуя революционные настроения того времени».

Напомним, что коллекция Александра Иванова может похвастаться яйцом Фаберже из коллекции Ротшильдов, приобретенным в 2007 году за 18,5 млн. долл. Гораздо менее прозрачный провенанс у другого предмета из музея в Баден-Бадене — яйца в честь зодиака царевича Алексея «Cозвездие». Незаконченный аналог был обнаружен в фондах Минералогического музея Ферсмана в 2001 году, через несколько лет в собрании Александра Иванова появилось такое же яйцо, но законченное. Коллекционер утверждает, что приобрел его в 1990-х.

Искусствоведы считают "русский натюрморт" работы Фаберже предтечей авангарда в России. Такой набор предметов для натюрморта будет встречаться в картинах русских мастеров авангарда, в частности Кузьмы Петрова-Водкина и Давида Штеренберга, однако примерно 10 лет спустя после заявленной даты изготовления данного изделия.





deafult pic

И о прекрасном: Фаберже - 2

Стиль Дома Фаберже основывался на продуманном сочетании ранних “исторических” стилей, обогащенных русским чувством, легкостью, элегантностью и уникальной виртуозностью исполнения. Таков был “стиль Фаберже”, безумно популярный, ставший предметом восхищения и рабского подражания, но так никем и непревзойденный. В нем заключена причина успеха Фаберже. Конечно его изделия были чрезвычайно эклектичны. Хотя, по мнению искусствоведов эта эклектичность и есть определение стиля модерн.

untitled-9683  

Objets de virtu - полезные предметы.

Каких только удивительных вещей не делал Фаберже. Воплощая идею Карла и Агафона Фаберже, которые мечтали ввести в повседневный обиход изделия ювелиров и золотых дел мастеров, самые крупные мастерские Фаберже начали производство большого количества разнообразнейших бытовых изделий: рамок для фотографий, колокольчиков, ручек для тростей и зонтов, часов, письменных приборов, портсигаров. И это еще далеко не весь перечень декоративных и вполне функциональных предметов. Сделанные из золота и серебра, а иногда даже из дерева или поделочного камня, добываемого в России, эти предметы были украшены скромно, но с той элегантностью стиля, которая всегда ассоциировалась с изделиями Фаберже. Из всех “полезных предметов” несомненно самыми популярными были портсигары. В то время курение было очень распространено среди всех слоев населения, начиная с императора. Николай II был заядлым курильщиком, и, как только ему исполнилось двадцать лет, он начал получать портсигары Фаберже в подарок на рождество и день рождения от отца, матери, а, позднее, и от жены.

Одни лишь только часы, предмет роскоши того времени, приводят в неописуемое восхищение:

untitled-9724


[Читать дальше (click to open)]

Самыми популярными предметами “от Фаберже” всегда были изделия из золота и серебра, покрытые окрашенной в нежные тона эмалью, искусно положенной на механически обработанную основу. В отличие от конкурентов, которые предпочитали работать с надежными и безопасными тонами - белым, бледно-голубым или розовым, - Фаберже смело брался за создание эмали неподражаемых и рискованных тонов - тона желтых примул, за лилово-сливовый, розово-семужный, лилово-зеленый или голубой прусский тона. Выбирать он мог из более чем из стони цветов и оттенков. Самым изысканным, вне всякого сомнения, был его неподражаемый “устричный” - мерцающий теплый белый тон, отражающий переливающиеся оттенки внутренней поверхности морской раковины.

untitled-9706untitled-9680


Разнообразие форм и цвета поражает. Особенно прекрасна сама эмаль, то самое, уникальное, что было у Фаберже, её удивительные нежные цвета, секрет этого многоцветия, похоже, утерян.

untitled-9702

Фаберже возродил знаменитую технику лиможских эмалей, причем если французские мастера XVIII века работали максимум с восемью цветами, то их петербургские последователи довели число оттенков до 140. Эмалью также покрывалась и поверхность изделий, предварительно обработанная в технике “гильоше” - имевшей различные вариации - еще одна технология в ювелирном деле, которую Фаберже впервые применил в России для предметов искусства. “Солнечные лучи”, “волны” или муаровый узор, выгравированные на покрывавшейся эмалью металлической основе, придавали жизнь плоским поверхностям. Эти эффекты дополнялись “мотивами” цветочных лепестков, пейзажей или имитацией вкраплений агата, которые писались кистью перед наложением предпоследнего слоя эмалевого пигмента. Последний, верхний слой эмали - “fondant,” или его блестящее покрытие - тщательно и бережно, многими часами полировался на деревянном колесе и шлифовался для придания предмету его уникального сияния.

Мало кто знает, но Фаберже не сделал собственными руками ни одного изделия. Он был великим дизайнером и талантливым менеджером. На него трудились 650 человек - русские, немцы, финны, швейцарцы и англичане. Фаберже отыскал и пригласил на работу 26-летнего крестьянского сына из Карелии Михаила Перхина - гениального самородка, ставшего впоследствии главным ювелиром фирмы.

untitled-9691Филиалы фирмы открылись в Москве и Лондоне.Бизнес процветал. В 1900 году фирма переехала в новое четырехэтажное здание на Большой Морской улице, на первом этаже которого размещался магазин, а на верхнем - 15-комнатные апартаменты хозяйской семьи. В Советские времена там располагался магазин "Яхонт".

В том же году работы мастерской получили Гран-при на Всемирной выставке в Париже, и Карл Фаберже удостоился на исторической родине ордена Почетного легиона. Как писали в каталогах фирмы, ее ювелиры "своим творчеством выражают стремление эпохи сделать быт искусством, а искусство ввести в быт". Мастерские Фаберже занимались не только изготовлением шедевров для монархов и знати, но делали и простые вещи, для быта. Посуда, столовые приборы пользовались спросом и были доступны и для среднего сословия. Имя обязывало: faber по-латыни значит "искусный".



Фаберже изготовил орден "Полярной звезды", названный так в честь одноименной императорской яхты. Пин "Полярная звезда" приналежал капитану.

untitled-9687  untitled-9697

Оказывается, особой популярностью во времена великого ювелира пользовались многочисленные технические игрушки. Например, электрические звонки. Внизу сразу три звонка в разные помещение, с драгоценными камнями вместо кнопок. Рубин звонит в столовую c церемонной просьбой подавать обед в саду , сапфир в спальню, приглашая супругу на five o clock, а прозрачный "лунный камень" призывает камердинера подготовить платье к вечернему балу.

untitled-9688

Животные Фаберже
Многие из фигурок животных, созданных фирмой Фаберже, были вдохновлены японскими нэцке, большой коллекцией которых владел сам Карл Фаберже. Его очевидно привлекали компактные формы и естественная легкость исполнения этих фигурок из дерева и слоновой кости. Эти черты совершенно не теряют своего очарования и в каменных интерпретациях Фаберже. Его “животные” живы, зачастую юмористичный, а иногда - даже карикатурны. В любом случае, они никогда не статичны и не скучны. Стиль и качество работы варьируются в зависимости от замысла и материала. Самое известное собрание такого рода вещей - коллекция английской королевы Александры, впоследствии расширенная и дополненная королевой Мэри и находящаяся сегодня в собственности королевской семьи Великобритании.

Фаберже использовал разнообразные камни для создания своих животных. Некоторые модели выполнялись в цвете “реалистически”: тюлень из блестящего обсидиана сидит на льдине из горного хрусталя; для поросят использовался розовый кварц авантюрин; для носорога - серая калканская яшма и т. п. Фаберже также использовал естественные прожилки в камнях, чаще всего агата и яшмы, насколько это было возможно, для имитации меха животных. В более редких случаях Фаберже выбирал для своих животных “неестественные” для них цвета, таким образом, придавая им забавный вид: зеленый петух, розовый кролик, синий слон.

untitled-9677

untitled-9678  untitled-9739

Подделки

Вот эти самые фигурки животных часто и подделывали.  Эмаль - не сделать цвет, изящную и сложную вещицу - тяжело и трудоемко, а маленьких зверей, вроде как попроще. Популярны у мошенников изделия "якобы Фаберже" не только из серебра, но, как правило, из мельхиора или других сплавов. В мире есть всего пять экспертов по Фаберже, а подделок огромное количество, иногда распознать истиного Фаберже - непростая задача. 

Нередко за основу для подделки берут настоящее старинное изделие малоизвестного мастера и наносят на него клеймо Фаберже или ювелиров его фирмы — Михаила Перхина, Юлия Раппопорта, Генриха Вингстрема.
       
 Житель Нью-Йорка, пытался продать через аукцион вазу с клеймом Фаберже,за которую он хотел получить 5 тысяч долларов. Но эксперты вспомнили, что именно эту вазу они уже видели несколько месяцев назад на другом аукционе. Когда на ней не было никакого клейма.

Недавно в Лондоне один коллекционер предложил нам керамическую вазу в серебряной оправе якобы Фаберже за 5,5 тысяч фунтов стерлингов. На ней действительно стояло клеймо вышеназванной фирмы. Но только... вверх ногами по отношению к пробе :).

В 2010 году Французские таможенники устроили выставку более 350(!) поддельных яиц Фаберже, изъятых в аэропорту имени Шарля де Голля в Париже.

Золотой век фирмы Фаберже, как и всей Европы, оборвался в августе 1914 года. В здании на Большой Морской начали выпускать патроны. Многих мастеров призвали в армию. Производство резко сократилось.

А потом, пришел гегемон и все пошло прахом...

На одной из последних фотографий Карла Фаберже из нагрудного кармана его сюртука выглядывает платок, завязанный узелком. Возможно, этот узелок должен был напоминать потомкам прославленного ювелира о ценностях, спрятанных им в России. Поскольку публику, эмигрировавшую из России, на таможне обдирали как липку, то перед отъездом за границу Фаберже спрятали ценности как в своем доме, так и у доверенных лиц: родственников, друзей, мастеров, слуг.

«Где запрятаны наши вещи» – так был озаглавлен список, составленный Евгением Фаберже в 1927 году. В этом документе имена хранителей, местонахождение вещей, их наименование и количество закодированы. Например: «Cabin libra, плат. М.К.» означало, что в тайнике библиотеки находятся украшения (платина с бриллиантами), принадлежащие балерине Матильде Кшесинской. «Cab. – цветы, фигуры – 35, 36, 37, 38».  Пятизначными цифрами, вероятно, обозначались крупные или наиболее ценные вещи.

В эмиграции семья Фаберже оказалась практически без средств к существованию. В сентябре 1920 года в Швейцарии умер Карл Густавович. Евгений Карлович, на плечи которого легли заботы о семье, открыл в Париже небольшую ювелирную мастерскую, занимавшуюся ремонтом изделий. Но доходов от нее хватало лишь на хлеб и воду. В 1925 году, когда всякие надежды на возвращение в Россию были утрачены, Евгений Карлович попытался получить припрятанные ценности. Сокровища семьи только в Петрограде были размещены в тридцати местах; в списке вычеркнуто шестнадцать из них – против каждого стоят пометки «украли», «пропало», «нашло ЧК». Из документов отдела бесхозного имущества Петросовета известно, что в мае 1919 года провели специальные обыски и нашли более двухсот кладов. Тщательному обследованию подвергся и дом Фаберже, вероятно, именно тогда и обнаружили тайники в библиотеке и золото в подвале.

Из петроградских вещей Фаберже доставили пакет, хранившийся в датском посольстве, два пакета привез мастер Л. Ринанен, эмигрировавший в Финляндию. В 1929 году Евгений Карлович получил еще несколько пакетов, но так как он разделил привезенное между многочисленными родственниками, то каждому досталось понемногу. Нагрянувший же экономический кризис вынудил наследников Фаберже продать вещи по дешевке.

С драгоценностями, хранившимися в Москве, дела обстояли еще хуже. «О вещах, розданных надежным людям по Москве, знают я, Аверкиев и Ли», – писал Евгению Фаберже Андрей Маркетти. В 1923 году, когда ЧК начала арестовывать сотрудников московского отделения, Маркетти, имевшему итальянский паспорт, удалось выехать в Европу. Аверкиев, арестованный в 1929 году, на свободу не вышел. Его воспитанник китайчонок Ли исчез. Фаберже полагали, что драгоценности, доверенные Аверкиеву, изъяло ГПУ. В 1990 году в Москве при разрушении дома № 13 по улице Солянке рабочие наткнулись на тайник, устроенный под подоконником. В тайнике в двух жестяных коробочках лежали двадцать золотых украшений с бриллиантами (броши, серьги, ожерелье) – все с клеймами Фаберже. Оценили их в 360 тысяч рублей. («Волга» тогда стоила десять тысяч). Тринадцать предметов из клада, как высокохудожественные, выхлопотала для себя Оружейная палата, еще семь осталось в Гохране. Позже было установлено, что клад обнаружили в квартире, где до ареста проживал Аверкиев...


 1936 году после смерти Бауэра между его сестрой и бывшей женой возникает судебная тяжба из-за украденных Бауэром драгоценностей. А было их немало. Адвокат жены Бауэра Сергей Шах-Назаров писал Евгению Фаберже: «Вас особенно интересовало одно очень ценное жемчужное колье, но, к Вашему несчастью, среди найденных и отобранных у г-на Бауэра вещей этого колье не оказалось. Г-н Бауэр успел до Вашего прибытия спрятать его с рядом других очень ценных вещей. ...Мне удалось узнать место, где это колье и другие ценности находятся. Среди них имеются 13 штук колец с крупными бриллиантами и цветным камнем, еще одно жемчужное колье, несколько кулонов и ряд платиновых вещей. Если Вас еще интересуют эти вещи и за Вами имеется еще право на их получение, я бы мог Вам указать точное их местонахождение... Помимо этих вещей, спрятан г-ном Бауэром и ряд других вещей в другом месте. Среди последних... столовые стенные часы из чистого золота». Поскольку на вещах, полученных от Бауэра в 1927 году, была земля, то информация адвоката никому не показалась фантазией.

В 1937 году Александр Карлович приехал в усадьбу Мудупи: в доме он нашел много серебряной посуды из московского магазина, но его раскопки в усадьбе результатов не дали. Клад Бауэра во время войны искали немцы, потом кагэбэшники, любители приключений, но до сих пор ничего не нашли.

Реквизированные произведения искусства, в том числе и изделия Фаберже, Наркомат внешней торговли СССР активно распродавал в 1925–1930 годах на аукционах в Германии. В 20–30-е годы старательно скупал Фаберже в Гохране, комиссионках и с рук Арманд Хаммер. Все хаммеровские вещи и те, что были проданы в Германии, известны: они неоднократно появлялись на аукционах и выставках, описаны в каталогах.

Ювелирка из саквояжа, украшения Кшесинской, цветы, камнерезные фигурки, императорское яйцо с сюрпризом и вещи из московского магазина как в воду канули.

Великая Сушь
untitled-9707
Благодаря постоянному новаторству Фаберже легко опережал своих конкурентов. Именно это стремление к новизне позволяло ему утверждать, что в конце каждого года он отправлял в переплавку все вещи, которые оставались непроданными.

Фаберже мог с гордостью сказать о себе в интервью журналисту: «…если сравнить с моим делом такие фирмы, как Тиффани, Бушеран, Картье, то у них, вероятно, найдется драгоценностей больше, чем у меня. У них можно найти готовое колье в 1,5 млн рублей.

Но ведь это торговцы, а не ювелиры-художники. Меня мало интересует дорогая вещь, если её цена только в том, что насажено много бриллиантов или жемчуга». Это кредо отличало Фаберже от его конкурентов. Он также заявлял, что любая вещь, не соответствующая его жестким стандартам совершенства, уничтожалась.

Справа фотография электрического звонка в виде барометра. Маленький элегантный шедевр. Барометр до сих пор работает. Щурясь читали надписи шрифтом прошлого века: "БУРЯ", "ПЕРЕМЕННО"....

Знаете, какими словами Фаберже называл засуху?
-  "Великая Сушь".

Именно это и произошло после заката Фаберже. Нет больше таких мастеров, которые создавали уникальные вещи в единственном экземпляре. Прошла эпоха. Наступила "Великая Сушь"...

 
untitled-9734Что читать:
http://www.bestpeopleofrussia.ru/persona/1878/bio/
http://russiahousenews.info/art-story/peter-karl-faberge
http://faberge.gatchina3000.ru/07/index2.htm
http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/334
http://russiahousenews.info/art-story/peter-karl-faberge
http://blog.i.ua/community/4038/617308/
http://inotv.rt.com/2010-12-15/Poddelki-Faberzhe-unichtozhat
http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2011/05/110525_russia_faberge.shtml
http://inotv.rt.com/2010-12-15/Poddelki-Faberzhe-unichtozhat
etc



deafult pic

Совсем не про политику - "Beau Sancy'"

"Бриллианты - лучшие друзья девушек"

Аукционный дом  Sotheby’s представил на суд потенциальных покупателей уникальный бриллиант. Камень называется "Beau Sancy'", или «Маленький Санси». Он принадлежал четырем королевским династиям Франции, Англии, Пруссии и герцогов Оранских. Это один из самых восхитительных и романтических драгоценных камней, которые когда-либо появлялись на публичных аукционах. Его вес 34,98 карата.

Бриллиант грушевидной формы с двойной розовой огранкой, с предварительной оценкой в $2 - 4 млн. История бриллианта достойна пера Александра Дюма."Beau Sancy'" приобрел сеньор де Санси в Константинополе примерно в середине или конце XVI в. Скорее всего, он был добыт на приисках в центре Южной Индии, у города Голконда, где добывались самые известные алмазы, такие как «Надежда», «Кохинур» и «Алмаз Регента».

 В 1604 г. Генрих IV заплатил за "Beau Sancy'" 75 000 ливров (25 000 экю) и подарил его своей жене Марии Медичи. Королева Франции давно мечтала об этом камне, ее желание стало особенно сильным после того, как она узнала, что де Санси продал более крупный камень, сегодня известный как Санси, королю Англии Джеймсу I.После убийства Генриха IV Равальяком королеву отправили в ссылку, и она сбежала в Голландию. Она влезла в долги, и ее собственность была распродана, а «Бо Санси» приобрел принц Фредерик-Генрих Оранский за 80 000 флоринов – эта покупка стала самой крупной статьей расхода в бюджете его государства за 1641 год.

В том же году, дабы упрочить союз объединенных провинций Голландии с великими европейскими державами, этот бриллиант скрепил помолвку сына Фредерика-Генриха, Вильгельма, позже Вильгельма II Оранского с Марией Стюарт, дочерью Карла I, короля Англии, и Генриетты-Марии Французской, правнучки Марии Медичи.

 После смерти мужа Мария Стюарт отправилась в Англию, захватив все драгоценности, чтобы поддержать борьбу своего брата, короля Карла II, за английский трон. В 1662 году Бо Санси был заложен в оплату ее долгов, и только в 1677 году, по случаю свадьбы Вильгельма III Оранского с Марией II Стюарт, дочерью короля Англии Джеймса II, бриллиант вернулся в Дом герцогов Оранских. В 1689 г. супружеская пара взошла на трон Англии, и таким образом Бо Санси оказался в коллекции сокровищ Королевы Англии. Однако у монархов не было детей, и после их смерти бриллиант вернулся в Дом герцогов Оранских.

Потом камень перешел к Фридриху I, первому королю Пруссии. Знаменитый камень обладал столь высокой символической ценностью и престижем, что король Пруссии сделал его главным украшением новой короны Пруссии и увязал его с первым прусским орденом, Орденом черного орла.

"Beau Sancy'" оставался в Берлина вплоть до того, как последний король Пруссии сбежал из страны отправился в изгнание в конце Первой Мировой войны, в ноябре 1918 года. В конце второй мировой войны камень был помещен в кирпичную крипту.

Британские войска обнаружили  бриллиант и вернули его обратно в собственность House of Prussia, где он и хранился до настоящего момента.  

За последние пятьдесят лет "Beau Sancy'" был показан общественности лишь четыре раза. По традиции, аукционный дом Sotheby’s перед продажей в Женеве представит знаменитый камень широкой публике. 

Расписание предродажного вояжа "Beau Sancy'":

  • Hong Kong -- March 30- April 2
  • New York - April 14-16
  • Rome -  April 19
  • Paris - April 24-25
  • London - April 27-30
  • Zurich - May 2-3
  • Geneva  - May 11-15


Так что, у кого будет время и желание, можно полюбопытствовать :)

Другие подробности, фото и расписание вояжа камушка идти сюда:
http://worldnews.msnbc.msn.com/_news/2012/02/28/10532386-beau-sancy-diamond-highlighting-400-years-of-european-royal-intrigue-goes-up-for-auction

Update:
Текст поста, в основном стырен позаимствован, отсюда: http://www.kp.ru/daily/25844.4/2815363/
Туда же, Господа, шлите Ваши жалобы и предложения по поводу значения слова beau, некачественного пересказа истории, путаницы в именах королей и королев, плохих переводов английских текстов и пр, пр, пр...