Category: искусство

deafult pic

Самый верхний пост

Пишу то, что самой интересно, это является исключительно моей точкой зрения на мир, и "может не совпадать с мнением редакции".

Если Вы, несмотря ни на что, все-таки меня зачем-то зафрендили, то скажите хоть "ку", что ли :).

Шепотом) Здесь можно представиться :)

Или, как-то обозначить свое присутствие.

Вообще-то, я всем рада!

То, что было в топе (почему туда попали именно эти тексты я не знаю... Они далеко не лучшие..):

[Нетленка (click to open)]
01 Про еду и людей "Вам не кажется вообще, что мир стал чересчур интересоваться едой? Она ведь скоро выходит вон с другого конца. Её не сбережешь, не накопишь...

02 Расскажи-ка девушка, где была?

03 Типажи и женская лЯбовь Пора вводить новый таг "characters".

04 Игра в Поло - часть первая Игра в Поло - часть первая - ВводнаяВвожу новый тэг " Скромное обаяние буржуазии ".

05 ПятничноЭ, насчет поржать ПятничноЭ, насчет поржать Я все также. Работы навалом, не вздохнуть, не удивиться :)

06 Вместо пятничного Вместо пятничного Есть такая песенка "I was born in a small town".

07 Поручик, Вы пьян! Поручик, Вы пьян! Мне интересно, что Вы сделаете, если к Вам в офис в 3 часа дня заходит Ваш Босс и говорит на чистом английском языке: "Прынцесса, что Вы делали под Смоленском???" "Ты любишь скотч?"

08 Паранойя - определение Паранойя - определение Вопрос: Разговаривать с кошкой — это паранойя или ещё не совсем? Ответ : Это не паранойя. Паранойя, это когда боишься при кошке лишнее сболтнуть.

09 О разнице между мужским и женским мозгом О разнице между мужским и женским мозгом Ну, не феминистка я совсем. Нет, конечно, я не сторонница домостроя и идеи, что женщина должна сидеть дома, варить щи и вечно пахнуть кислой капустой. Но идея самой таскать тяжеленные сумки, прочищать раковину и чинить унитаз, пыхтя ...


ПыСы Update... В связи с большим количеством новых людей, стучащихся в мой блог, хочу по-дружески предупредить, если кому-то нужна галочка, для формального увеличения количества френдов, вы обратились не по-адресу. Свою ленту друзей я читаю, поэтому ответная дружба с моей стороны гарантирована не всегда. См. profile.


Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
deafult pic

ПРО БАЛЕТ "Майерлинг", РЕМБРАНТА И МАК-МИЛАНА

Отчитываюсь про вчерашний балет. Чтобы потом не того, этого, короче, не ругали за молчание .

Если коротко, то овчинка стоила выделки, окультуривание балетом - поездки из Малых Ебеней в Большие Южные. Три часа туда и полтора обратно.

Правда, по приезде мы вкусили красного чилийского с сырной тарелкой и заполировали вдовой. Розовой. Гулять так гулять, в конце концов всякая поездка должна быть достойно скрашена чем-нибудь приятственным:).

Сам балет на редкость дворцовый. То есть декорации и костюмы - обалдеть, какие прекрасные. Цвета, мои любимые: припыленные бордовый, многочисленные оттенки бежевого, тёмно-зеленый, оливковый и ржавый красный, варинты коричневого, приглушенный желтый, щедро приправленные сверканием золота и каменьев. Художник постановщик явно неравнодушен к Рембранту, впрочем, как и я сама. Дополнительный реверанс к самой теме постановки, действие происходит в период The Belle Époque, как тут не оторваться на таком благодатном периоде.

Мак-Милановская постановка, ради которой, собственно говоря, и ехали на Лондонский Королевский Балет оправдала надежды. Хореография очень сложная, танцуют на косках, но нет никаких фуэте и классических поз, зато много интереснейших, я бы сказала, атлетических поддержек и перетеканий тел танцоров из позы в позу. У хореографа очень интересный подход к мужскому танцу. Его много, и он разнообразный и геометричный, как расстановка шахматных фигур на доске.

Сюжет балета, как оказалось, based on a true story:

30 января 1889 года в имении Майерлинг были найдены трупы кронпринца Рудольфа и его юной возлюбленной — баронессы Марии фон Вечеры, против отношений которой с сыном выступал Франц Иосиф. Свою последнюю ночь перед Майерлингом кронпринц провёл у Мицци Каспар.

Обстоятельства трагедии остаются загадкой до настоящего времени; наиболее распространена версия, согласно которой Рудольф застрелился, а Мария либо также покончила с собой, либо её убил принц. Существует также ряд теорий заговора: например, что кронпринц был убит в политических целях революционерами, сторонником которых он и являлся, а смерть Марии сделала инсценировку самоубийства более реалистичной. Правительство скрыло обстоятельства гибели кронпринца (приписав её несчастному случаю), однако подробности достаточно быстро распространились по Европе.

Драмитичности кровавому сюжету добавило неожиданно случившееся в перерыве после первого акта... землетрясение. Качались люстры, звенели хрустальные подвески, гнулись фонари. Нечаянно заснувшие на представлении несознательные личности проснулись, и в испуге высыпали на улицу. Однако, стихия не разгулялась, как могла бы, а лишь пригрозила пальчиком, поэтому балет мы смогли досмотреть до конца.

Летчег сегодня всё утро исследовал тему престолонаследния в австрийской империи поэтому за завтраком мы живо обсуждали слухи о том, что кронпринц остался в живых и закончил свои дни в Бразилии...

Image may contain: 6 people, people on stage, people dancing, night and indoor
deafult pic

Вдогонку о родном и могучем

На Эйфмане говорили только по-русски абсолютно ВСЕ!

Балеруны и балерины, Пигмалион:), оркестр не отсутствовал, была фонограмма. Но, если бы приехали, ненароком, музыканты, то тоже по-русски бы спикали.

Исключительно по-нашенски излагали зрители. Мы честно пытались найти аборигенов, то есть американцев. Просто убедиться, что они ещё существуют. Но, не смогли.

Уже после окончания представления были обнаружены две дамы, как назло, азиатской наружности, нагло трендевшие по-английски не где-нибудь, а в женском туалете.

У нас отлегло. Размягченные высоким искусством души оттаяли вчистУю, и мы стали живо обсуждать столь неожиданную находку.

Последующий диалог напомнил известный анекдот в переложении:

- "Прикидываются", - предположил Мюллер.

- "ИНОСТРАНЦЫ", - догадался Штирлиц.

deafult pic

И о балете

- Были на «Спящей красавице», очень волнительно.

- Почему волновались? Не понравилось?

- Да нет, там три балерины упали.

- Подряд?

- Неее...Одна с поддержки, две просто так рухнули. Нога, там, или что.

Потом смотреть невозможно было, переживаешь страшно, поддержка, вращение - упадет, не упадёт? Аж дыхание останавливается.

Боишься, вдруг стул скрипнет, и балетные испугаются.

А если чихнёшь, сморкнешься, или ещё чего похуже???

- Так а «Спящая» - то как?

- А что ей сделается, она же спит;).

deafult pic

Нашей Раневской не стало


Инну Вишневскую помнят как непревзойденную рассказчицу, бесконечно талантливую, свободную, неповторимую женщину. ФОТО litinstitut.ru

Инну Вишневскую помнят как непревзойденную рассказчицу, бесконечно талантливую, свободную, неповторимую женщину. ФОТО litinstitut.ru

Нашей Раневской не стало. Театральный критик и актриса Инна Вишневская умерла на 93 году жизни

"Я считаю, что нужно слушать тех, кому больше ста лет. Если их долго слушать, то они рано или поздно расскажут что-то необыкновенное". Так говорила Инна Вишневская, профессор ГИТИСа и Литинститута, легендарный театровед, "член всего, что толко можно", как сообщала о себе. Ей было 92 года. Меньше ста лет, но что-то необыкновенное она рассказывала постоянно. Про Виктора Розова, которому она заказывала покупать колготки в Париже, про визит к Раисе Максимовне Горбачевой, ради которого драматургу Вишневской пришлось искать и надевать на себя "большую парюру", про мужа Полины Виардо, которого Вишневская упорно назвала не Луи, а "Луем".

Ее обожали студенты. Сама классик, она воспитала огромное количество классиков. У нее учились и Александр Вампилов, и Михаил Угаров, и Нина Садур и многие-многие другие.

[Spoiler (click to open)]

О себе

У женщины должно быть много разных званий. Вот раньше говорили: графиня такая-то, а теперь говорят: член. Вот я, например, член всего, что только можно.

После ГИТИСа меня послали преподавать в Ташкент, в Среднеазиатский Театральный институт имени Островского, сокращенно «СРАТИС», до сих пор их уговариваю поменять название…

Люблю я Белинского! Писала в ГИТИСе про него выпускной диплом. А в это время сделалась кампания по космополитизму. И тут-то выяснили, что я написала, будто Белинский учился у Гегеля, хотя всем известно что Гегель учился у Белинского. Меня объявили японским шпионом и выгнали из института.

Был в моей жизни такой эпизод как телевидение. Меня оттуда выгнали, когда я расслабилась и сказала, «Вера Засунич» и «Клара Целкин».

О театре

Запомните, дети. Когда в художественном театре снимают картину, остается след на обоях. Этот след называется реализмом. В малом театре остается не только след, но еще и гвоздь. Это называется натурализмом. А есть еще театр, где и стен никаких нет. Это формализм.

Почему считают, что плагиат - это плохо? Ничего не плохо. Может, вы сплагиатите еще лучше оригинала?

И еще запомните. Никогда не садитесь в современном театре в первый ряд. Вас изувечат.

Как-то раз я спросила билетершу, почему в Большом театре все мужики парами ходят. А она мне отвечает: в Большом театре большой дефицит пастижерных средств. Поэтому героев приклеивают к одной бороде по двое.

Однажды меня позвали в Большой театр на премьеру «Жизнь за царя». Перед тем как спектаклю начаться, всех, кто в ложе сидел, попросили сдать спички и зажигалки. Сказали: «внизу, прям под этой ложей Ельцин сидеть будет, чтоб не кинули». Пришел Ельцин. Интересно так пришел. С каждым, кто в конце каждого ряда сидел, он за руку поздоровался. А каждому ребенку руку на голову положил. А детей этих ему несли и несли. Я, честно говоря, никогда не видела, чтобы за вечер в Большом театре так много детей родилось.

Наконец, он сел, но бросать было уже нечем.

О литературе

Николай Васильевич Гоголь своим геморроем замучил весь мир. Он писал всюду, какие у кого рецепты есть от геморроя. А я за ним записываю. Пришла недавно в Институт проктологии и говорю: ребята, чудная тема есть для докторской диссертации: «Гоголь и геморрой».

Чтобы стать классиком, надо задавать три вопроса. Во-первых, нужно спрашивать, какой урожай. Вот наши писатели, везде, где бы ни находились, хоть у Гроба Господня, все спрашивают, как у нас с гречихой. Во-вторых, надо писать про свои болезни. Тургенев, мой любимец, Полине Виардо пишет: «Дорогая Полина, сегодня у меня был понос». Ну и третий вопрос, как там с деньгами. Я тоже чтобы быть великой, всегда во всех статьях пишу про урожай, про свое здоровье, и обязательно интересуюсь, как там деньги.

Вы, наверное, наблюдали за такой роковой фигурой как Лермонтов? Давно я заметила: как только Лермонтову хотят отпраздновать юбилей - мгновенно начинается война. Столетие отпраздновали - первая мировая началась. Передохнули и столетие со дня смерти решили отметить - Вторая мировая. Если тонет корабль - он обязательно называется «Лермонтов». И каждый раз, когда трогают пьесу «Маскарад» - что-то случается. Отмечали мы 150-летие со дня рождения. Уж на что предупреждала я, чтоб не трогали - не послушали. Отметили. Пока отмечали - Хрущева сняли.

И я предупреждаю - не хотите революций и контрреволюций - никаких «Маскарадов» и никаких юбилеев Лермонтова!

О коллегах

Пришла я к Марку Захарову на спектакль. Рядом Лепешинская сидит. Я у нее и спрашиваю: «Ольга Васильевна, вам уже четыреста лет, как вы сохранили такую шею?»

Повстречалась как-то с Чепуриным, драматургом, надеюсь, вы его не читали.

Мне кажется, что Ельцин начал делать все не так из-за меня. Заседали мы как-то в Кремле и решали что-то про премии. Вошел Борис Николаевич. Говорит, о, интеллигенция, а как бы я хотел познакомиться с интеллигенцией. И я в этот момент решила что хорошо бы элегантно высморкаться. Достаю платок и вижу удивленное лицо Лаврова. «Что это у тебя в руках?» - спрашивает. Смотрю, а я вместо платка выудила мужской носок. Большой стиранный белый носок с красной каймой.

Мне кажется с этой минуты с Ельциным что-то произошло.

О забастовке культурных работников

Однажды Губенко, который был министром культуры, нам сообщил, что завтра будет забастовка деятелей культуры. Шахтеры бастуют, морги бастуют. Должны деятели. «Как, - спрашиваем, - бастовать?» Он говорит: «Очень просто. Завтра в семь тридцать вечера на пять минут все прекращают свою деятельность и молчат. Отелло душит Дездемону на сцене, но пять минут молчит. Певцы пять минут не поют. Балерины на пять минут застывают в прыжке и тоже не издают ни звука.

В нашем институте нас вызвали в три часа. Пришел полный зал под расписку. Вышла директриса, говорит, забастовка назначена на семь тридцать, но к этому времени уже все уйдут поэтому проведем сейчас. Раз, два, три. Начали. Мы повесили головы, молчим. А в этот момент в зал вошла ученая-переученая из сектора древнерусского искусства. Ей было уже сто лет, конечно, на ней был салоп, кашне, капор, сарафан, перчатки, варежки, древнерусская статуя на груди. Она крикнула «кто умер?» А мы ни звука. Если ответим, все дело сорвем. Она кричит: «Кто-то важный умер?». В общем, когда пять минут кончились, и ей сказали, она уже все равно не услышала, потому что ее пришлось выносить.

О духах из валерьянки

Была я как-то в Париже и были мы в фирме Шанель. Они принимали, удивлялись, почему у нас нет денег, мы с удовольствием рассказывали, всем было очень интересно. Там мне дали бесплатный совет, как из наших духов сделать французские. Говорят, мадам, берете ваши русские духи, капаете три капли валерьянки из пипетки, пусть сутки постоят и получатся духи «Бандит». Я домой приехала, все это дело провернула и пользовалась какое-то время, пока один шофер не сказал: женщина, что это от вас так валокордином пахнет?

***

Говорили, что она была похожа на Раневскую. Жестами, манерами. Невероятной остротой языка, если бы не этот острый язык, не щадивший никого, она бы стала звездой телевидения. Инна Люциановна Вишневская. Блестящая женщина. Непревзойденный рассказчик. Сама - воплощение театра, более полувека руководившая семинаром драматургии в Литинституте и в ГИТИСе, научившая студентов не только умению жить в искусстве, но и ценному навыку - бесплатно проходить на любые постановки.

Она родилась в 1925 году. Она знала Ольгу Книппер-Чехову. Она работала секретарем у Фадеева. Она была очевидицей событий, о которых мы уже не узнаем той правды. Как, например, что произошло в ту роковую ночь, когда Фадеев покончил с собой после визита бывшего политзаключенного...

Клубы дыма под люминесцентными лампами аудитории Лита. Кашель. Худая тонкая рука с массивными перстнями, несколько перевешивающими кисть. «Инна Люциферовна», как однажды назвала ее писательница Дина Рубина. Она казалась реликтом, человеком из другой эпохи, чудным образом пережившим советское время. Раз в неделю, по вторникам, она въезжала во двор Литинститута на машине. И мы, сбегались, чтобы только посмотреть на нее. А если удавалось услышать...

- Почему, Инночка, эти паразиты у тебя сидят в полной тишине, а у меня они жрут бутерброды под партой, играют в морской бой и целуются на заднем ряду? - поинтересовалась как-то у Вишневской ее коллега;

- Видишь ли, - ответила Инна Люциановна. – Я бегу с рынка, взмыленная, врываюсь в класс в последнюю минуту, вешаю на стул авоську с подтекающей курицей, оборачиваюсь к аудитории и говорю: «Ну?! Все вы, конечно, знаете, что Станиславский жил с Немировичем-Данченко?» В тот же миг воцаряется гробовая тишина; все гаврики, как один, впиваются в меня взглядами… И тогда я спокойно продолжаю: «Великий русский режиссер Константин Сергеевич Станиславский родился в таком-то году… И далее в полнейшей тишине читаю не только эту лекцию, но и весь курс – до конца учебного года».

Эту историю вспоминала писательница Дина Рубина, которой довелось встретиться с «Инной Люциферовной» на семинаре драматургов в Пицунде. В наше время курс лекций она уже не вела - ей было сильно за восемьдесят. Но раз в неделю, если позволяло здоровье, на семинары по драматургии приезжала. И тогда уже свое умение "схватить слушателя за шкирку" демонстрировала блестяще.

Она всегда могла пошутить над собой. Не знаю, сохранились ли аудиозаписи ее выступлений, но одну "вишневскую" историю сохранил «Дневник ректора» Сергея Есина. Несколько лет назад Литинститут почтил своим визитом президент Белоруссии. Этот день совпал с юбилеем Инны Вишневской. «И вот, когда с цветами в руках она сбегала по институтской лестнице, именно в этот момент со своей охраной, ФСБэшниками, «мерседесами», «джипами», секретарями посольскими подъехал Лукашенко, и она, доблестная профессорша, вместе со своим рождественским букетом растянулась у его ног. Какой-то охранник подумал, что это цветочки для президента. «Вы, наверное, литератор?» — спросил охранник у поверженной профессорши и начал пытаться поднять ее и подталкивать к президенту, чтобы та вручила букет. Но у Инны Люциановны относительно цветов были иные планы. «Отдайте мои цветочки! — закричала семидесятилетняя Инна. — Я никому их не собираюсь дарить!»

В свое время, когда молодая Вишневская только поступала в ГИТИС, сама Книппер-Чехова оценила ее талант рассказчицы и пригласила ее на актерский факультет. Однако Вишневская избрала театроведение. КТо знает, правильным ли был выбор. Да, она была невероятна, как справедливо напишет критик Анна Степанова, театровед Вишневская была легендой своего времени, знающие люди назвали ее самой выдающейся среди мощной театроведческой генерации 50-80 годов. Однако ее работы все-таки остались принадлежностью советской эпохи. «Она не была столь яркой на бумаге, как на драматургических семинарах в Литинституте или на критических семинарах в ГИТИСе, как на обсуждениях в театре или в публичных выступлениях, как, наконец, просто в жизни — бесконечно талантливой, свободной, неповторимой», - говорит Степанова.

Инна Люциановна ненавидела любые намеки на свой почтенный возраст:

- Прихожу в театр, а там дед из инвалидной коляски выпрыгивает, кричит: учитель, учитель! Какой я этому деду учитель!

Между тем, выпускниками семинаров были многие очень известные сегодня литераторы, писатели, драматурги. Среди них - Мария Арбатова, Нина Садур, Максим Курочкин, Александр Коровкин. Кому-то могло показаться, что свои семинары Вишневская ведет очень странно. Она курила на занятиях. Особо никого не ругала с тех пор, как Вампилову поставили четверку за выпускную пьесу.

«С тех пор я никого не ругаю и четверок не ставлю».

На семинарах Вишневской будущие драматурги, в основном, сами драконили друг друга, в то время как мастер тихонько подрёмывала. ("Я на самом деле вас не слушаю. Я сплю, потому что научилась спать с открытыми глазами").

- Потом она просыпалась и ругалась: ну что вы пишете? Что же у вас в пьесах все дерутся и ненавидят. Я мечтаю услышать простую пьесу. Чтобы начиналась так. «Марьиванна пришла к Елизавете Петровне пить чай, - вспоминает детский писатель Елена Усачева.

Как человек, умеющий ценить изящество трудности, Инна Люциановна понимала, что написать пьесу, где внешне ничего не происходит - очень трудно.

Но даже в последние годы, когда преподавать ей было совсем тяжело, к Инне Люциановна ломились молодые студенты. Зачем? Она не только никого особенно не ругала, но и не хвалила (Еще одна любимая история про гениальную пьесу молодого драматурга, восхитившую весь Литинститут и последовавшее потом откровение о том, что папа молодого драматурга работал в архивах Литмузея и снабжал сына черновиками классиков).

"Она давала самое ценное, что можно дать, особую атмосферу театра, богемность", - говорят ее ученики. Рядом с Вишневской хотелось жить и творить. Она вселяла уверенность, что все получится, надо только двигаться и что-то делать. И, - удивительно, - у ее учеников действительно получалось.

А еще все ее поведение, ее перстни, ее жесты - говорили о том, что она непрерывно играет и получает удовольствие от своей игры. И этому тоже можно было учиться. Относиться к искусству, как к образу жизни. Понимать, что жизнь и театр - это прекрасный обман, прекрасный мир, в котором можно жить.

Впрочем, это было справедливо не только по отношению к театру, но и к самой жизни.

Ах, да. И еще ценный совет. Те, кто ходил к Инне Люциановна на занятия, конечно же, его знают и пользуются. Она постоянно заставляла студентов ходить на постановки, быть в теме, вариться в среде, не пропускать спектаклей. Студенты возмущались, сетовали на отсутствие денег. Вишневская вскидывала руку с перстнями: Учитесь, пока я жива.

Выбираешь любой спектакль. Идешь через служебный вход с группой друзей. Гордо кидаешь вахтеру: «Я автор, а это со мной».

Студенты смеялись, спрашивали, а если постановка Гоголя. «Тогда способ тем более сработает! - с уверенностью отвечала Вишневская. - Пока билетерша будет отходить от шока, успеете за собой провести целый полк.»

https://www.kp.ru/daily/26912.7/3958078/
deafult pic

За жизнь

— Кира, ты уже устроилась?
— Нет, ещё работаю...
—------------------------

Всякая новая сфера деятельности расширяет круг общения.

Аргентинское танго располагает к знакомству с бесконечным количеством массажистов, инструкторов по йоге, медитации, музыкантов и художников.

Среди этой разномастной толпы странным образом затесалось несколько ученых. Последние, являются почти вымирающими экспонатами в наших ебенях.

Нынешняя моя деятельность приоткрыла дверь в мир мясников, разносчиков пиццы, строительных контракторов, работников парковки и пр специальностей, о существовании которых, знала почти понаслышке.

К моему несказанному удивлению, оказалось безумно интересным высунуть голову из своего привычного мирка программистов и бухгалтеров...

Кто бы мог подумать, но обнаружилось - "всюду жизнь"(с).
deafult pic

Постарели мои старики Hезаметно, как это бывает

Мне так жаль, что я не прочла этого раньше. Было бы меньше поводов себя грызть.
Прочтите, может кому-то поможет избежать моих ошибок.


"Как общаться с пожилыми родителями: 10 простых правил
Саша Галицкий — художник и арт-терапевт из Израиля. Последние 15 лет он ведет студии деревянной скульптуры и рисунка для людей в возрасте от 70 до 100 лет. Недавно Галицкий провел мастер-класс в Москве и рассказал, как общаться с очень пожилыми родителями, бабушками и дедушками.
Не ждать удовольствия от общения

Если вы не будете ждать удовольствия от взаимодействия с пожилыми родственниками, вероятность, что вы его все же получите, повышается. Удовольствие можно получить от себя. Например: если меня ждет тяжелый разговор с родителем, я должен удержаться от собственного гнева. Одну секунду мне будет тяжело, а все остальное время я буду получать удовольствие от того, что сдержался. Это такая детская игра, которая называется «слабо»: Слабо удержаться? Слабо не злиться?

Я работаю с пожилыми людьми последние 15 лет. Когда они начинают меня есть, я стараюсь сдерживаться, а потом понимаю, что обижаться не на кого: это не просто наши родители, это мы с вами через 20, 30, 40 лет.

Рулить

Мы привыкли, что родители управляют нами. Они сильные люди, и совет дадут, и помогут. Но вдруг наступает момент, когда нужно взять руль на себя: теперь ты сильный и должен управлять ситуацией.

Они хотят, чтобы мы были успешными. Если я прихожу к родителям и начинаю жаловаться, они уже не могут ничем мне помочь. Поэтому я разделил две правды: есть правда хорошая и есть правда, которую им лучше не знать никогда. Наше благополучие — залог их успеха, об этом нужно все время помнить.

Не пытаться их менять

Когда мы были маленькими, взрослые здорово поели нам мозг рассказами о соседском мальчике, который лучше учится и слушается родителей. Когда они становятся пожилыми, мы начинаем отвечать им тем же: «Смотри, соседка каждый день гуляет, а ты целыми днями дома сидишь». Мы пытаемся их исправить, хотя нужно принимать их такими, какие они есть.

Не нужно пытаться в них что-то впихнуть, они уже не подлежат модернизации. Мы можем их только принять. Если человек курил до 80 лет, скорее всего, он уже не бросит. Как шутит один мой подопечный: «Я делаю дыхательные упражнения, пока сигареты не кончатся».
Знать их «технические характеристики»

Нужно абсолютно точно знать, с кем мы имеем дело. Надо понять, что такое человек не видящий, не слышащий, не могущий встать. Чтобы понять, что такое слепой человек, попробуйте очутиться на его месте: хотя бы порисуйте в темноте.

Наши старшие родственники каждый день видят, как уменьшаются их возможности. На мои уроки приходит суперуспешный человек 80 с чем-то лет — в прошлом бизнесмен, создатель сети магазинов в Израиле. Он подходит ко мне со слезами и спрашивает: «Ты мне поможешь?» Он страдает из-за постоянного уменьшения своих сил.

Они борются со стрессом. Один из моих учеников носит на спине устройство вроде металлической раскладушки, с которой он ходит весь день и которая держит ему позвоночник. На ночь он эту конструкцию снимает, но поворачиваться ему уже нельзя.

Другой мой подопечный однажды спросил, может ли он сидеть не справа, а слева от соседа. Оказалось, ему не нравится, как сосед поет. Когда я спросил, какая разница, с какой стороны сидеть, он ответил: «Правым ухом я уже не слышу». Нам нужно пытаться понимать и учитывать эти вещи.

Представьте на минуточку, что ваши родители постепенно переводят свой режим из автопилота на ручное управление. Они начинают пить таблетки по часам. Средняя продолжительность жизни сейчас — 80 лет. 5 из них человек болен и пару лет он нуждается в помощи. Нужно просто принять это и понять: окей, это нормальная история, плата за долгую жизнь.

Не вступать в конфликт

Я этому сам долго учился. Есть бронебойный снаряд, который пробивает любую шкуру: «Я в твоем возрасте был, а ты в моем — еще нет». И это действительно так.

Агрессия пожилых людей приходит от неудовлетворенности собой. Когда ты принимаешь причину агрессии, когда ты улыбаешься пожилому родственнику и не отвечаешь на его выпады, агрессия спадает. Если ответил — пропал.

Конечно, нужно уметь менять темы разговора, менять вектор. Попробуйте, например, в спокойной ситуации в разговоре с родителями взять и поменять тему. Это упражнение поможет вам в ситуации конфликта.

Сострадать, но не жалеть

Сострадание — очень важная вещь. Причем нужно различать сострадание и жалость — это небо и земля. Жалость обезоруживает нас: жалея человека, мы, как правило, ничем не можем ему помочь. А сострадание может быть разным, в том числе циничным или деятельным.

Не спорить

Есть много моментов, когда очень хочется ответить. Одна из моих учениц заставила меня купить тяжеленную доску, мы два года выпиливали из нее скульптуру. Она потом жаловалась на меня всем: смотри, какую тяжелую работу он мне дал. Я все это слышал и не отвечал. Я не могу напомнить ей: «Ты меня об этом просила», — она этого просто не помнит. Когда ты понимаешь, с кем имеешь дело, все становится гораздо проще. Ты получаешь отрицательную энергию, перерабатываешь ее в себе и отдаешь положительную.

Управлять впечатлениями

Когда мы молоды, у нас очень много впечатлений, а с возрастом их становится все меньше. Все, что отвлекает пожилых от невеселого образа жизни, очень важно. Они сидят перед домами на скамейках и обсуждают соседей именно потому, что им не хватает впечатлений.

Когда мы касаемся темы о том, как уберечь стариков от мошенников, все советы связаны с укреплением обороны: поставить железную дверь, камеру, запретить им подходить к двери. На самом деле ответ очень простой: их надо занять.

Нужно приглядываться к человеку, подсовывать ему что-то. Если хочешь, чтобы старик рано ушел, просто посади его на стул и начни сдувать пыль — долго не просидит. Тетя моя, например, любила перепечатывать стихи Пушкина на старом компьютере. Или другая моя знакомая — 80-летняя бабушка — уже не слышит ничего, зато плавает пятью стилями в бассейне. Хорошо, когда есть общение с внуками — главное, чтобы внукам это не навредило.

Ко мне приходят ученики и говорят: как быстро время прошло, я и не заметил. Ежедневно приходят 40 человек. Когда начинается интеракция между ними — это тоже обмен впечатлениями. Они обсуждают и меня — это нормально. Один из подопечных мне сказал: «Ты для меня как две рюмки водки».

Впечатления бывают разные, не всегда хорошие. Однажды мои клиенты выволокли стулья на балкон и смотрели, как человека вылавливают из бассейна и увозят на скорой, — это тоже впечатление. Мы можем постараться сделать так, чтобы впечатления были только хорошие, но мы не всесильны."

deafult pic

Баронесса с кисточкой: история одной из самых знаменитых и дорогих художниц XX века

Судьба Тамары Лемпицкой — русско-польской эмигрантки, чудом сбежавшей от НКВД, одной из самых знаменитых и дорогих художниц XX века.

Тамара де Лемпицка (Лемпицка, польск. Tamara Łempicka, собственно Мария Гурвич-Гурска; 16 мая 1898, Варшава, Польша, по другим сведениям — Москва — 18 марта 1980, Куэрнавака) — польская и американская художница, автор известной картины «Прекрасная Рафаэла» (1927), а также «первая художница, которая была гламурной дивой»

Мария Борисовна Гурвич родилась в Москве, в семье присяжного поверенного, еврейского происхождения и иудейского вероисповедания, Бориса Исааковича Гурвича. Мать — Мальвина Деклер (Malwina Dekler), полька, дочь Бернарда Деклера (Bernard Dekler), банковского служащего, из Варшавы, и Клементины Деклер (Klementyna Dekler).

Картины Тамары Лемпицкой стоят сегодня миллионы долларов, напрасно она горевала в конце жизни, что ее времена навсегда прошли.




[Читать дальше]




В 1939 году, когда в Европе разразилась мировая война, убегая на пароходе в Америку, Тамара запишет в дневнике, что длинная дорога в ее жизни всегда означает разрыв с прошлым и никогда — продолжение. По ночам о борт корабля с ревом бились волны, и Лемпицка, страдавшая бессонницей, бродила по темной палубе, терзаясь дурными предчувствиями. Днем она безвылазно сидела в каюте и заполняла страницы своего дневника — это помогало отвлечься. Невольно вспоминалась другая длинная дорога, когда бежали из России, чудом выскользнув из лап чекистов. Если бы не она, мужа бы расстреляли, Тадеуш две недели провел в лубянской тюрьме, его пытали.



Они добрались тогда до Парижа — и ей удалось-таки родиться заново, а вот Тадеушу — нет. Сумеет ли она все начать с нуля в Америке? Тамаре было уже за сорок, и она себя знала: ей необходим воздух обожания, рискованных страстей, сумасбродных выходок, отсутствия запретов. Тот пряный воздух, которым жил и дышал Париж «ревущих двадцатых».



«Я украсила Париж не меньше, чем его украшает Эйфелева башня», — написала она в дневнике. Заказать портрет у Тамары Лемпицкой считалось в предвоенной столице Франции истинным шиком: портрет стоил пятьдесят тысяч франков. Кто-то считает, что это безумные деньги? Что с того?!

Tamara de Lempicka: The Grand Duke Gabriel.Тамара де Лемпицка18/78
Портрет великого князя Гавриила Константиновича (1927)

Только богатые люди могут позволить себе самое лучшее, а в том, что художница Лемпицка — это самое лучшее, никто не сомневался: Тамара была символом удачливости, аристократичности и хорошего вкуса. Консулы, бароны, герцоги и банкиры жаждали перекупить друг у друга право оказаться первым в длинном листе ожидания мадам Лемпицкой.

Тамара де Лемпицка Автопортрет в зеленом "бугатти" 1925

Ждать приходилось иногда по полгода, порой мадам художница и вовсе отклоняла заказ, ссылаясь на занятость. Американский миллионер Руфус Буш заказал Лемпицкой портрет невесты и, не моргнув глазом, выложил астрономическую сумму, которую запросила художница.




Портрет доктора Букара
Тамара де Лемпицка · 1929

Знаменитый ученый доктор Пьер Бушар пошел еще дальше и скупил все еще не написанные картины на год вперед.
Трехэтажный особняк Лемпицкой на рю Мешен, над дизайном которого трудился знаменитый архитектор фирм «Ноэль» и «Пуаре» Малле-Стивенс, поражал воображение посетителей своим необычным стилем, холодной серой гаммой интерьеров, хромированной отделкой, искусно выполненными деревянными панелями. Имелся даже американский бар прямо в углу студии. Да и сама хозяйка меньше всего походила на художницу.
Весь Париж знал, что Тамара часто стоит за холстом не в перемазанной красками рабочей робе, а в модном шелковом платье и дорогих украшениях. Иногда она писала даже в перчатках и шляпе! Как говорили парижане, если бы Лемпицкой не было, ее следовало бы выдумать.

Тамара Портрет Марджори Ферри


Вероятно, Тамара скопировала свой образ с див немого кино: она подражала им в манере одеваться, носить меховые накидки, драматически закатывать глаза, принимать картинные позы и изящно скрещивать ноги.
Художницу часто останавливали на улице с просьбой дать автограф, путая с кинозвездой. Она царственно улыбалась и, ничуть не смущаясь, ставила неразборчивую подпись — что-то среднее между Мэри Пикфорд и Гретой Гарбо.

Удивительно, но восхищенным почитателям не приходило в голову задаться вопросом: откуда взялась на левом берегу Сены эта эксцентричная обворожительная особа с именем, выдающим отнюдь не французское происхождение? До 1923 года ее ведь и в помине не было в столице.



Никто не знал, что еще совсем недавно Тамара проклинала судьбу, мужа и убогую жизнь, которую вела в Париже: унизительную, невыносимую, мерзкую. Дешевый номер отельчика, в котором не повернуться, крикливый младенец — дочь Кизетт и сутки напролет лежащий на скрипучем диване Тадеуш. Вот уж от кого Тамара не ожидала! Сбежали из России, от большевиков, с каким трудом, с каким риском! И рисковала ведь она, умолила в Москве шведского посла выцарапать по дипломатическим каналам мужа из рук НКВД. Ради чего? Чтобы он валялся на диване, мусоля детектив, ныл про депрессию и пил как сукин сын? Да мало ли что в Петербурге ты был успешным адвокатом — кто-то и царем был, между прочим... Это не повод отказываться от работы клерка, ничего другого все равно не предлагают!



Все драгоценности, которые удалось вывезти, Тамара уже продала за бесценок — рынок наводнили тиары, браслеты, ожерелья русских эмигрантов, да только некому было их покупать. Денег не было, заявляться к матери и сестре вечно голодной и накидываться на еду как собака на кость уже было стыдно. Приходилось хлебать на ужин ненавистный луковый суп из столовой для бедных. А вчера пьяный Тадеуш впервые ее ударил. Тамара пожаловалась сестре. «И ты такое стерпишь?! — возмутилась Адриенна. — Вот что я тебе скажу, ты сама должна зарабатывать! Иди учиться!» Но на кого?..





с Сальвадором Дали


Тем же вечером сама судьба помогла ей определиться с выбором, подбросив журнал, забытый кем-то в лобби отеля. В нем Лемпицкую заинтересовал женский портрет неизвестного художника, который недавно был продан за весьма кругленькую сумму. И тут ее внезапно осенило: вот чем она станет заниматься, вот что будет продавать! Портреты. Живопись. В долю секунды перед взором пронеслись картины лучезарного будущего: работы Тамары нарасхват, выстроилась длинная вереница заказчиков.



Но есть ли у нее талант? Пока можно принять за него детское увлечение живописью, а там будет видно. Ей было лет двенадцать, когда мать Мальвина Деклер пригласила художника в их богатый особняк в Варшаве — написать портрет Тамары. Непоседливой девчонке пришлось позировать три часа кряду, застыв в неудобной позе. Закончился сеанс тем, что потерявшая терпение «модель» подбежала к мольберту и закатила истерику, оттого что ни капельки на себя непохожа. Как вообще такую мазню можно называть портретом? Сейчас она покажет, как надо писать! Тамара усадила на стул младшую сестру Адриенну и взялась за дело. Через час, вымазавшись с головы до ног пастелью — она и не подумала прикрыть фартуком светлое воскресное платье, — с гордостью продемонстрировала домашним портрет сестры, несомненно имеющий большее сходство с оригиналом, чем творение приглашенной знаменитости.


Сама Тамара утверждала, что позднее в Петербурге она вольнослушательницей посещала Академию художеств, но так ли это — неизвестно. Лемпицка, став знаменитой, несколько раз переписывала свою биографию, вымарывая все, что ей не нравилось или казалось неудобным. Известно, что отец Тамары — Борис Гурский — служил в Варшаве юрисконсультом во французской фирме и в один прекрасный день вдруг внезапно исчез, ходили даже слухи о самоубийстве. Тамаре было около шестнадцати, когда мать вторично собралась замуж. Старшая дочь, не желавшая, чтобы в их доме появился чужой мужчина, в знак протеста сбежала в Санкт-Петербург к тетке Стефании — та была женой банкира и жила на широкую ногу.


Тамара, 13 лет, Монте-Карло, 1911.jpg
Тамара де Лемпицка 1911 год Монте-Карло

Два года спустя на балу Тамара увидела начинающего адвоката Тадеуша Лемпицкого. Впрочем, не только она положила глаз на высокого утонченного молодого поляка, многие петербургские барышни втайне мечтали об этом красавце. Но они не знали, кто их соперница!

На маскараде в начале 1916 года семнадцатилетняя Тамара появилась в ярко освещенной бальной зале в чепчике, крестьянском фартуке и с двумя живыми гусями на золоченом поводке! Ее окружили, захлопали, и очарованный пан Тадеуш пригласил юную «крестьяночку» на мазурку. В том же 1916 году они с помпой обвенчались в петроградской капелле мальтийских рыцарей. А через год случилась революция и молодой чете, как и многим, пришлось покинуть родину.

1916Тамара Горска и Тадеуш Lempicki браке в часовне Мальтийского ордена в Петрограде.

Решив заняться живописью, Лемпицка навела справки и обнаружила, что в художественной Academie de la Grande Chaumiere педагоги дают бесплатные уроки. Поначалу она обучалась в мастерской Мориса Дени, затем ее постоянным учителем стал Андре Лот, оба — классики фигуративной живописи.
Тамару, как и других студентов, учили основам композиции, технике, не подозревая, что амбициозная, острая на язык и очень наблюдательная блондинка все уже для себя решила. Нищие гении с Монпарнаса — прекрасно, Лемпицка сама частенько прогуливалась там, прикидываясь богатой покупательницей-иностранкой — ей даже не надо было подделывать акцент, и любовалась работами Пикассо, Модильяни, Жакоба. Но их жилища, напоминающие смрадную конуру, Матка Боска! А внешний вид! У Модильяни черные волосы спутаны, словно он спит под мостом, глаза ввалились и лихорадочно блестят, под ногтями чернота, его шатает от голода.



Да, как пишет Амадео, не пишет больше никто — но что толку, когда ни гроша за душой?! Тамара тоже найдет свой собственный стиль и будет неподражаема. Но в отличие от монпарнасских гениев сделается не только знаменитой, но и богатой! Причем второе столь же важно, как и первое, а возможно, даже важнее. Поэтому Лемпицка не польстилась на модный авангард — этот синоним нищеты и убожества, неоклассицизм с тонким налетом посткубизма показался ей куда привлекательнее. Визитной карточкой Тамары станут портреты, за них, несомненно, лучше всего платят.

Тамара со своим первым мужем, Тадеуш де Lempicki. Париж, 1920.



В тесном номере стало еще теснее: теперь почти весь его занимал мольберт, пол и стол были уставлены красками и банками с кистями. Первыми моделями начинающей художницы стали муж с дочерью и покладистая соседка.
Портрет мужчины (Мистер Тадеуш де Лемпицки)


Незавершенный портрет Тадеуша де Лемпицкого

1933 Спящая (Кизетта) Частное собрание



Наблюдая за суетой и беготней жены, Тадеуш желчно усмехался: свет еще не видел такую дуру, которая рассчитывает разбогатеть, продавая свою дилетантскую мазню! Но Тамаре было плевать на его насмешки.

И вот уже галерея Колетт Вейлл продала первые картины Лемпицкой, следом ею заинтересовались «Салон Независимых», «Осенний салон» и Salon Moins de Trent Ans. Однако никакого бурного щенячьего восторга Тамара не выказала, она приняла успех как должное. Ну да, она художница, лучшая, просто не все еще об этом знают.



«Я была первой женщиной, которая писала чисто, и это главное в моем успехе, — делилась со своим дневником Тамара, — мои полотна точны, они закончены». В ее портретах и впрямь угадывалось сходство, но главным в них были все-таки стиль, сила, своеобразие и сочность красок.

Тадеуш думал, что разжившись первыми деньгами, Тамара кинется ублажать его и дочку. Совершенно напрасно... Если она и кинулась кого-то ублажать, так это исключительно себя. Теперь Лемпицка ежедневно забегала в кондитерскую за маленькими трубочками с воздушным розовым кремом: искушение, против которого устоять даже и не пыталась. Захватить Тадеушу по пути домой порцию лукового супа из столовой при православной церкви? Никогда! Больше Тамара ни ногой в это скопище нищебродов и отвратительных дешевых запахов! Пусть сам о себе заботится. В принципе то же относилось и к маленькой Кизетт. Увидев, что двухлетняя крошка не оценила божественное пирожное, а только скривила личико и перемазала матери кремом новое платье, Лемпицка решила больше ни для кого, кроме себя, не стараться. Этому правилу она и следовала всю свою жизнь...

Имелись у Тамары и другие правила: если вышедшее из моды платье портниха может переделать и выдать за новое — то драгоценности подделкой быть не могут. Поэтому после продажи первых портретов она станет обязательно покупать себе браслет, серьги или подвеску, пока не будет унизана ими от щиколоток до шеи. Как известно, твердое следование принципу порой требует жертв, не избежала этой участи и Тамара: случалось, за весь день она могла позволить себе лишь утреннее пирожное вприглядку с очередной драгоценностью. «Кажется, я женился на чудовище», — сказал себе Тадеуш, вспоминая это много лет спустя.

Однако «чудовище» даже само не подозревало, насколько будет соответствовать блестящей и эксцентричной парижской эпохе джаза, сбросившей с плеч усталость и оцепенение Первой мировой. Не знала Тамара и какое тяжкое ощутит похмелье, когда ее время уйдет. «Моим главным любовником был Париж двадцатых, я наслаждалась им, боролась с ним, трясла, насиловала, получала оргазм, мы оба его получали: я от него, а он от меня», — говорила Лемпицка.


Первый настоящий триумф пришел в 1925 году, когда работы Тамары взяли на парижскую Международную выставку декоративного искусства и художественной промышленности. Ее атаковали репортеры и фотографы такого влиятельного журнала, как Harper’s Bazaar, — а это уже признание, слава! Конечно, соседки и окрестные домохозяйки перестали ее интересовать в качестве моделей. Очередное правило гласило: хочешь быть богатой — пиши богатых. Так она и поступала, развив в себе, по выражению дочери, «убийственный инстинкт» зверя-охотника. На вечеринке, направляясь прямиком к маркизу Сомми Пиченарди, Лемпицка уже знала, как завлечь его в паутину своих улыбок, соблазнительных форм и остроумных высказываний. Как пустить пыль в глаза пока еще взятой напрокат накидкой из голубой норки.

1925 Портрет маркиза Сомми

«Мадам — художница?» — с удивлением поднял брови маркиз. Он никогда не видывал таких художниц, неужели эти холеные наманикюренные ручки способны писать портреты? Невероятно, но, конечно, он готов позировать, хотя бы для того, чтобы увидеть мадам снова. Тот же трюк соблазнения безотказно сработал с герцогом Орлеанским и бароном Кисслингом.

Жизнь стремительно менялась: теперь семья Тамары жила в большой квартире на левом берегу Сены, там, где традиционно селились художники. Не менялся только Тадеуш, по-прежнему не встававший с дивана. Кизетт вспоминает, как мать, вернувшись под утро с вечеринки — а ее наконец стали приглашать повсюду, — бесцеремонно расталкивала храпящего Тадеуша, приговаривая: «Да проснись же ты, дурак! Я хочу рассказать!» И тараторила, как сегодня танцевала с маркизом Валетти и бароном Куффнером, а еще ее в понедельник пригласили на ланч Орлеанские, в оперу — Натали Барни, в свое загородное поместье — герцогиня Виллароса. Тадеуш покорно слушал трескотню жены и кивал. А может, клевал носом? Бросив напоследок: «Теперь спи, дурак», — она шла в мастерскую и писала до утра при свете любимой голубой лампы очередной портрет.


Жан Кокто, вскоре ставший приятелем Тамары, поражался, как этой женщине удавалось сочетать несочетаемое: манеры аристократки, роскошные наряды и балы у ван Донгена и княгини Гагариной с умением плевать на условности и быть абсолютно своей среди парижской богемы. Даже несмотря на то что в «Ротонде» и La Coupole среди нищих художников и поэтов увешанная драгоценностями Лемпицка смотрелась белой вороной. В их кругу ее нежно звали Тома (с ударением на последнем слоге) и прощали страсть к бриллиантам. Жорж Брак однажды во всеуслышание заявил, что драгоценности Лемпицкой — подделка, просто часть спектакля. Пьяные приятели захлопали, а Тамара, сверкнув подведенными глазами, огрызнулась: «Врет! Настоящие».


Тамаре действительно не было дела до таких глупостей, как мораль и приличия, она их попросту презирала. Два раза в неделю художница посещала ночной клуб Сюзи Солидор с весьма сомнительной репутацией или знаменитые вечеринки Натали Барни «только для женщин». Дочь утверждает, что с приглянувшимися дамами мать спала так же легко, как и с мужчинами, якобы сексуальный аппетит у Лемпицкой был огромный. Она спала и со многими своими клиентами, чьи портреты писала: ее любовниками были и маркиз д’Аффлито (он удостоился даже двух портретов),

Портрет маркиза д'Аффлито
Тамара де Лемпицка · 1925



Маркиз д'Аффлито на лестнице
Тамара де Лемпицка · 1926



и доктор Пьер Бушар, и граф Воронов... Как-то Тамара отправилась на озеро Гарда к знаменитому писателю Габриеле д’Аннунцио, чтобы написать его портрет, однако мало кто сомневался, зачем пригласил Лемпицкую этот великий европейский любовник.

Тамара часто влюблялась и в своих уличных моделей. Как-то затащила к себе в мастерскую молодого полицейского, поскольку увидела в нем Адама. Нашла и слова, и улыбки, чтобы парень согласился попозировать, причем обнаженным. Голая модель Евы уже стояла перед ошарашенным молодым человеком — чтобы окончательно убедить новоиспеченного натурщика не тушеваться, Тамаре пришлось раздеться самой. Вот так родилась ее знаменитая картина «Адам и Ева». В придачу художница порадовала себя «восхитительным романом».

Адам и Ева


Модель для другой картины — «Прекрасная Рафаэла» — Тамара повстречала в парке: девушка, скорее всего проститутка, ночевала там на скамейке. Яркая внешность незнакомки поразила Тамару — она обожала женскую красоту. Лемпицка распахнула перед Рафаэлой дверцу своей машины и увезла на несколько лет в другую жизнь.

Прекрасная Рафаэла


Стоит ли удивляться, что в 1928 году похождения Тамары все-таки закончились разводом. Тадеуш вернулся в Польшу, на память о нем Лемпицкой остались фамилия и портрет с недописанной левой рукой, на которой муж носил обручальное кольцо.
Мальвина Деклер все эти годы была в ужасе от поведения дочери, она даже забрала к себе Кизетт: девочка не должна расти среди разврата и безобразия! Богемная мать с подросшей дочерью рассталась без сожалений, выходки Кизетт страшно бесили Тамару. Когда Лемпицка в очередной раз представила ее гостям как свою сестру, маленькая дрянь вдруг ощетинилась, словно волчонок, оскалила острые зубки и зарычала: вранье, она — дочь, а никакая не сестра!


К славе Тамары мадам Деклер относилась сдержанно и всерьез живопись дочери принимать отказывалась. Заоблачные гонорары, которые люди платили за ее картины, казались недоразумением, мыльным пузырем, который вот-вот лопнет. «Мир определенно сошел с ума и катится в пропасть», — считала Мальвина. Но не только мадам Деклер, многие чувствовали: что-то неуловимо меняется в воздухе. В 1929 году в Америке грянула Великая депрессия, и ее первая волна уже докатилась до Европы.


Если кто-то и тревожился, то не Тамара. Нарастающее беспокойство матери и друзей ее не трогало. Почти сорокалетняя Лемпицка, уверявшая всех вокруг, что ей нет и тридцати, похоже, и вправду полагала, что еще совсем молода и впереди вся жизнь. Тем более что у нее отбою не было от женихов: Тамаре сделал предложение граф Воронов, но она его отвергла. Посватался барон Рауль Куффнер. Мадам Деклер сделала стойку и кинулась наводить справки: родом из Австро-Венгрии, из семьи потомственных пивоваров и производителей племенного скота, баснословно богат. Недавно овдовел, жена умерла от лейкемии.


Portrait of Baron Kuffner in an Armchair


Поначалу Рауль не слишком приглянулся Тамаре, казалось, его большелобая голова способна совершать только расчеты, но Лемпицка и сама отлично умела складывать цифры. А вот умеет ли он развлекаться? Они познакомились, когда Куффнер заказал ей портрет любовницы — андалусской танцовщицы Наны Герреры — и предложил сумасшедший гонорар. «Если она мне понравится, — промурлыкала Тамара, с вызовом глядя заказчику в глаза, — если понравится...» Но Нана ей не понравилась, больше того — она сочла ее просто уродливой, о чем и заявила Куффнеру.



Придя позировать, Нана была ошеломлена всем сразу: тем, что на знаменитой художнице нарядное платье и четыре нитки жемчуга, что во время сеанса Тамара преспокойно потягивала бренди. Потом Лемпицка удалилась принимать ванну, заставив голую Нану целый час сидеть неподвижно.



1928-1929_Нана Эррера_Частное собрание



Портрет получился почти карикатурный, танцовщица рыдала, пока Куффнер невозмутимо отсчитывал Тамаре деньги за это «безобразие». Когда из окна мастерской она увидела, как на улице Рауль нежно обнимает и целует Нану, Лемпицкую разобрала завистливая злоба: надо же, уродина, а отхватила себе такого богача! Да с нее и трубочиста довольно!

Задумывая картину «Группа из четырех обнаженных», Лемпицка не без умысла опять пригласила в качестве модели Нану Герреру и изобразила самой вульгарной и похотливой. Говорят, Куффнер, увидев полотно, в тот же день велел Нане собирать вещи: он больше не желал ее. Вскоре в кафе «Ротонда» в тесном кругу богемных друзей Кокто, многозначительно подмигнув Тамаре, поднял бокал «за самое тонкое убийство в истории»: «Наша несравненная Тома убила соперницу, написав ее портрет. Кто здесь еще на такое способен?» Тамара загадочно улыбалась, ведь место Герреры заняла она, став любовницей Рауля, а вскоре, уступив давлению мадам Деклер, и его невестой.

В конце 1933 года во время пышной свадебной церемонии Кизетт смотрела на разодетую в пух и прах мать и угадывала в лице новоиспеченной баронессы следы грусти и раздражения: идя к алтарю, невеста так сильно дернула шлейф платья, что порвала подол. О чем она может печалиться, если получила наконец все, к чему так страстно стремилась, — состояние, титул, положение в обществе? По правде говоря, по-мальчишески влюбленному Раулю Кизетт сочувствовала: маменька задаст ему жару, можно не сомневаться!

Но она недооценила Куффнера — барон отлично понимал характер своей новой жены. После свадьбы Тамара с тревогой ждала, что супруг купит дом и запрет ее там, среди антикварных комодов и пыльных гобеленов. Однако, к изумлению Тамары, Куффнер предложил, чтобы она осталась в своем трехэтажном особняке, он же будет ее иногда навещать. Свое постоянное жилище — роскошные апартаменты отеля «Вестминстер» — барон тоже не поменял. «Ты ведь не хочешь сделаться домоседкой, дорогая, из-за такого пустяка, как наша свадьба?» — спросил Куффнер, улыбаясь лишь уголками губ.

Baroness Kuffner - Tamara with her second husband, Raoul Kuffner, Venice 1962

Лучшего брака и лучшего мужа нельзя было и желать! Рауль не возражал, когда она собралась в загородный дом вдвоем с испанским королем Альфонсо — писать портрет монарха. Не имел ничего против и когда Тамара отправилась с другим своим любовником в Австрийские Альпы. Именно там, с веранды отеля, она впервые увидела группу марширующих светловолосых юнцов, и ей почему-то сделалось не по себе от этого зрелища.

С приходом к власти Гитлера в Париже появились новые эмигранты из Германии, и перемены, казавшиеся прежде едва заметными, стали более ощутимыми. В середине тридцатых пьяный, веселый, танцующий, транжирящий шальные деньги на искусство и моду, обожающий художников Париж словно начал трезветь после затяжного похмелья. У Тамары резко сократились заказы, стало заметно меньше светских вечеринок — перевелись средства их устраивать.


Лемпицка сильно удивилась, когда на еженедельной вечеринке «для дам» у подруги Натали Барни к девяти вечера иссякли запасы шампанского. Хозяйка виновато пожала плечами: увы, нет денег. Тамара вдруг остро ощутила, что жизнь, казавшаяся вечным праздником, катится куда-то не туда, и ей впервые стало страшно. Даже в ночном клубе легкомысленной Сюзи Солидор женщины теперь говорили о гражданской войне в Испании, нападении Италии на Абиссинию и ужасающем росте цен.


с подругой в 1940-х-1950-х годов.

Рауль, обеспокоенный усиливающейся депрессией жены, повел Тамару к психиатру, но тот не помог. От прописанных лекарств ее тошнило. В качестве гонорара доктор попросил написать его портрет, и Тамара согласилась, изобразив эскулапа в образе святого Антония.



Неожиданно ее потянуло к святым местам. Кизетт вспоминает, как они с матерью отправились в Парму и Тамара четыре часа беседовала с настоятельницей тамошнего монастыря. (Позднее она напишет по памяти портрет «Мать-настоятельница», который знатоки сочтут самой неудачной картиной художницы.)

Тамара жаловалась монахине, что ее преследует непонятный страх, часто снятся кошмары, утром она встает с тяжелой головой и не может работать.

Много позднее Кизетт узнает от бабушки причину тревоги матери: Тамара несколько раз слышала речи Гитлера о расовой неполноценности евреев и понимала надвигающуюся опасность, ведь ее исчезнувший отец Борис Гурский был евреем. Когда Гитлер напал на Польшу, Лемпицка в панике уговаривала мужа продать все имущество и поскорее бежать из Франции в Америку. Многие знакомые уже паковали вещи, собираясь ехать тем же маршрутом.


Сойдя с корабля, причалившего наконец к нью-йоркскому берегу, и вдохнув воздух новой страны, Тамара интуитивно почувствовала: взаимной любви не получится. Гуляя с Раулем по улицам, она шарахалась от небоскребов — казалось, гигантские здания вот-вот расплющат ее. Муж предложил переехать в Калифорнию, поближе к Голливуду, в надежде, что Тамара найдет там среду, близкую ей по духу. Какое там! Лемпицкую нарекли в Лос-Анджелесе баронессой с кисточкой, вложив в это прозвище немалую долю сарказма.

В своих мемуарах Глория Вандербильт рассказывала, как однажды помогала матери в подготовке голливудской вечеринки и та напомнила: «Не забудь пригласить баронессу Куффнер — она такая забавная, да и картины ее занятны». Если бы Тамара услышала эти язвительные слова, наверное, разорвала бы Глорию-старшую на мелкие кусочки.

Увы, никто здесь не спрашивал о ее творчестве, не выстраивался, как в Париже, в очередь, чтобы заказать портрет, не стремился закрутить романчик. Все скучно и предсказуемо, а сидеть за светским обедом лишь в качестве элегантной дамы и вести вежливые пустые разговоры она не привыкла! Бывало, в Тамаре взыгрывал характер, она вскакивала из-за стола посреди званого ужина и уезжала, жалея, что не хватает духу показать всем этим напыщенным господам если не голую задницу, то хотя бы язык. «Надо взять их измором, этих пресных самодовольных людишек», — лихорадочно говорила Тамара Раулю, и он согласно улыбался, готовый на все, лишь бы жена стала прежней жизнелюбивой Тома. Куда это годится? Он неделями не слышит ее смеха, она перестала кокетничать со всеми подряд!

Однажды теплым майским днем 1941 года Лемпицка решилась задать американцам жару: она выйдет на бульвар Сансет обнаженной и посмотрит, что из этого получится. Вот в Париже бы... Ладно, это давно пора забыть. Она выплыла на бульвар в кокетливой шляпе, перевязав бедра и грудь тонюсенькой атласной лентой. Первым навстречу попался огромный негр на велосипеде, скользнул по практически голой женщине равнодушным взглядом, хмыкнул и покатил дальше. Разрыдавшись, Тамара кинулась домой.



Переезд в Нью-Йорк в роскошную двухэтажную квартиру на 57-й улице нисколько не улучшил положения: ни ее персона, ни живопись Тамары тут практически никого не интересовали, в моду входило абстрактное искусство. Лемпицка попыталась следовать моде, но получалось вяло — это был не ее стиль.

1972Ретроспектива Tamara`s работы проходившей в галерее Люксембургского в Париже, организованной Alain Блондель

Она тосковала по прошлому и все чаще вспоминала Париж, шумные посиделки с нищими друзьями в «Ротонде», веселые хмельные выходки, например поджог Лувра... Однажды после обильных возлияний группа монпарнасских поэтов и художников решила разжечь костер на этом символе искусства прошлого. «Едем на моей машине!» — воскликнула Лемпицка, и все гурьбой повалили к ее желтому «рено». А его не оказалось на месте! Угнали! Кокто и Маринетти тут же сочинили по этому поводу стихи. Смеялись, шутили, планировали следующие хулиганства. Были живыми, черт возьми! А в этой Америке только и услышишь:

— Как ваше здоровье, дорогая баронесса?

Иногда Тамара доставляла себе удовольствие и рявкала:

— Спасибо. Хочется подохнуть.

Tamara de Lempicka, 1951


В 1962 году от сердечного приступа умер Рауль Куффнер. Они прожили вместе двадцать девять лет! Порвалась последняя ниточка, связывавшая ее с прошлым. Спасаясь от одиночества, Тамара переехала к дочери в Хьюстон и там изводила бедную Кизетт, зятя и внучек бесконечными капризами — в старости характер стал совсем несносным.

Тамара Лемпицка и Виктор Контрерас


Последняя любовь семидесятишестилетней Лемпицкой — мексиканский скульптор Виктор Контрерас — был вдвое ее моложе. Ради него Тамара в 1974 году переехала в Мексику, на этот раз точно зная, что едет сюда, чтобы умереть. Главным врагом Тамары стала старость, которую она яростно пыталась отогнать: носила яркие платья, загорала топлес, занималась любовью на крыше своего поместья. Виктор убрал из дома все зеркала: увидев свое отражение, Тамара принималась плакать.


В конце концов причуды престарелой любовницы, ее нескончаемые рассказы о прежних кавалерах и безуспешная война с возрастом так замучили Контрераса, что он с облегчением передал впадавшую в детство Тамару заботам дочери, которую она мучала до последнего своего дня, постоянно меняя завещание и грозя оставить без наследства.





Умерла Лемпицка во сне восемнадцатого марта 1980 года. Согласно последней воле прах Тамары развеяли над жерлом вулкана Попокатепетль.

Напрасно она переживала, что ее время безвозвратно ушло. В 1972 году Люксембургская галерея в Париже устроила ретроспективную выставку легендарной художницы. Успех был столь же оглушительным, как в «ревущие двадцатые». Лемпицка снова вошла в моду.

Сегодня работы Тамары выставляются в Королевской академии искусств в Лондоне и нью-йоркском Метрополитен-музее. За полотнами Лемпицкой охотятся коллекционеры, с аукционов они уходят за миллионы долларов. Тамаре бы такой поворот очень понравился...




На аукционе Сотбис:



Картины Лемпицкой в Сотбис
1925_Портрет герцогини де Зал
1932_Портрет Маджори де Ферри

Работы художницы присутствуют во многих видеоклипах Мадонны.
Одна из её картин фигурирует в известном телесериале Баффи — истребительница вампиров (5 сезон).
Среди коллекционеров живописи Лемпицкой — Джек Николсон и Барбра Стрейзанд.
Во второй серии второго сезона сериала Californication в сцене, когда Карен обсуждает с дочерью и Мией стоит ли выкупать Хэнка, на заднем плане на стене можно заметить картину Тамары де Лемпицка «Автопортрет в зеленом Бугатти. 1925.»
Репродукцию её картины «Женская баня» можно увидеть в фильме «Бурлеск».


Информация взята из –
http://7days.ru/caravan/2015/11/baronessa-s-kistochkoy/11.htm#ixzz3wMLFLHL5http://www.li.ru/interface/pda/?

jid=4386710&pid=385361361&redirected=1&page=0&backurl=/users/4386710/post385361361/

deafult pic

Удивительные открытия, которые совершили ученые, разглядывая полотна великих живописцев

Ярослав КОРОБАТОВ отсюда
Рубенс, Рембрант и их коллеги оставили важные свидетельства того, как изменился мир...

Это удивительно наблюдать, как селекция изменила внешний вид фруктов и овощей за последние 500 лет

Это удивительно наблюдать, как селекция изменила внешний вид фруктов и овощей


Для ученых картины великих художников это не только произведения искусства, но еще и уникальный исторический документ. Благодаря наблюдательности мастеров реалистической школы мы располагаем удивительными свидетельствами того, как менялся наш мир. «КП» расскажет о нескольких открытиях, которые были совершены благодаря тщательному исследованию произведений старинных живописцев.

Художник: Питер Пауль Рубенс (1577-1640), Фламандия.

Картина: «Три грации» (1638) и другие.

Область науки: историческая эпидемиология

Суть открытия: установлено время и география появления в Европе инфекционного ревматоидного артрита

Сегодня этим недугом страдают в основном пожилые люди: каждый 20-й человек на Земле достигший преклонного возраста мучается от боли в мелких суставах. Но в эпоху Возрождения в Старом Свете внезапно вспыхнула настоящая эпидемия этого заболевания, которого европейцы раньше не знали. Причем оно поражало даже совсем юных людей.

Этот феномен зафиксировал знаменитый художник Питер Пауль Рубенс. Характерную деформацию пальцев на руке можно наблюдать на картине «Три грации». В качестве модели для всех трех дебелых красавиц выступила вторая жена Рубенса Елена Фурман (художник женился на 16-летней девушке, когда ему стукнуло 53 года). Когда великий фламандец закончил картину женщине исполнилось 23 года. Врачи утверждают: для того, чтобы поражение суставов достигло такой стадии болезнь должна была развиваться с подросткового возраста. А это нонсенс!

[Spoiler (click to open)]

Это обстоятельство заставило доктора Тьерри Эплбума из Университета Брюсселя провести собственное расследование. Он обратил внимание, что признаки ревматоидного артрита появляются сначала на картинах фламандских мастеров. Сам Рубенс жил в Антверпене, крупном портовом городе, где часто бросали якорь корабли вернувшиеся из Нового Света. А для Америки ревматоидный артрит - родное заболевание. Древнейшие захоронения индейцев, страдавшие этим недугом, были вскрыты на территории штата Алабама и датируются возрастом 4000-4500 лет до нашей эры. Европейцы завезли в Америку оспу, которая выкосила миллионы индейцев. А обратно на кораблях доставили домой сифилис и ревматоидный артрит. Поскольку европейцы не имели иммунитета к этой заокеанской напасти эпидемия приобрела взрывной характер.

Характерную деформацию пальцев на руке можно наблюдать на картине «Три грации»

Характерную деформацию пальцев на руке можно наблюдать на картине «Три грации»

Артритом страдал и сам Рубенс. В последние годы он уже с трудом держал кисть в руках, большую часть работы делали его ученики, он брался только за самые ответственные участки полотен: рисовал общий контур, лица и руки персонажей. Сейчас, к счастью, такие агрессивные формы артрита, стали большой редкостью - иммунитет научился противостоять заразе.

Художник: Джованни Станки (1608-1675), Италия.

Картина: Натюрморт с арбузом и фруктами (между 1645 и 1672)

Область науки: растениеводство

Суть открытия: ученые получили наглядное представление, как выглядел дикий арбуз и какими путями шла его селекция.

Любимое развлечение Джеймса Ниинхюйса профессора факультета растениеводства из университета Висконсина это разглядывать натюрморты в музеях изобразительного искусства.

- Это удивительно наблюдать, как селекция изменила внешний вид фруктов и овощей за последние 500 лет, - говорит ученый. - На своих занятиях по истории сельскохозяйственных культур я обычно демонстрирую студентам 350-летний арбуз с натюрморта Джованни Станки.

Полосатый, написанный кистью итальянского живописца, заметно отличается от современного собрата. Арбуз на картине имеет толстенную корку и небольшое количество красной мякоти. Съедобная часть представляет собой 6 отдельных секций с семенами. Серединка, которая по нашим представлениям является самой сладкой и сочной частью, состоит из мясистых белых волокон. Вряд ли Джованни рисовал незрелый арбуз - черные семечки отличительный знак того, что ягода уже созрела. Современные арбузы выглядят гораздо более аппетитно потому что в них значительно больше пигмента ликопина - именно он отвечает за ярко красную окраску.

Полосатый, написанный кистью итальянского живописца, заметно отличается от современного собрата

Полосатый, написанный кистью итальянского живописца, заметно отличается от современного собрата

Художник: Каспар Давид Фридрих (1774 - 1840), Германия.

Картина: «Женщина. Восход солнца» (1818) и другие.

Область науки: физика атмосферы.

Суть открытия: стало понятно, каким образом извержение вулкана Тамбора в Индонезии (1815) вызвало экологическое бедствие планетарного масштаба.

1816 год вошел в историю как «год без лета». Над Европой и Северной Америкой установилась погода с рекордно низкой температурой. До сих пор этот год остается самым холодным в истории Земли за все время погодных наблюдений. Заморозки вызвали неурожай, цены на зерно выросли в десятки раз, в Европе разразился сильнейший голод. Группа греческих и немецких ученых под руководством профессора Кристоса Зерефоса из Афинской академии решила установить, как изменился в те годы состав атмосферы. Зерефос проанализировал 554 пейзажа 180 художников, работавших с 1500-го по 1900 год. Его интересовали прежде всего изображения заката солнца. Цвет заката является результатом рассеивания солнечных лучей взвешенными частицами в воздухе. А по соотношению желтого, красного и зеленого тонов можно определить уровень загрязнения атмосферы. Профессор доказал, что интенсивность окраски неба связана с объемом вулканических выбросов. Ярче всего этот эффект проявился в творчестве Каспара Давида Фридриха и Уильяма Тёрнера: на их пейзажах образца конца 20-х годов ХIX столетия синхронно стали появляться насыщенные желтые закаты. Такие природные явления стали результатом «вулканической зимы», наступившей в северном полушарии в результате катастрофического извержения вулкана Тамбора в 1815 году. Его непосредственной жертвой стали более 70 тысяч жителей острова Сумбава.

1816 год вошел в историю как «год без лета»

1816 год вошел в историю как «год без лета»

Художник: Рембрант Ван Рейн (1606—1669), Нидерланды.

Картина: Автопортрет (1659) и другие.

Область науки: медицина

Суть открытия: высокий уровень холестерина и атеросклероз ведут к раннему старению.

Чтобы проследить возрастные изменения на группе добровольцев ученому понадобиться вся жизнь. Можно ли ускорить процесс? Этим вопросом задались медики из Джоржтаунского университета. Они обратились к творчеству Рембранта, который нарисовал около 40 автопортретов в разные периоды жизни. Рука реалиста, не привыкшего льстить заказчику, а себе и подавно, очень точно отобразила внешние признаки прогрессирующего атеросклероза. Особое внимание врачей привлек автопортрет 1659 года. В этот момент Рембранту всего всего 53 года, но выглядит он гораздо старше своих лет. На левом виске отчетливо виден утолщенный сосуд лилового цвета, наверняка служивший причиной головной боли, мучившей художника. Морщины под глазами и еле заметное белое пятнышко в левом зрачке - так же свидетельствуют о высоком уровне холестерина. Вероятно, у Рембранта была генетическая предрасположенность к этому заболеванию. Оно досталось ему от матери, на портретах которой так же видны признаки атеросклероза.

На левом виске отчетливо виден утолщенный сосуд лилового цвета, наверняка служивший причиной головной боли

На левом виске отчетливо виден утолщенный сосуд лилового цвета, наверняка служивший причиной головной боли

deafult pic

Натюрморт в стиле "aвангард".

В экспозиции Музея Фаберже(Sophienstraße 30, 76530, Baden-Baden, Deutschland), принадлежащий русскому бизнесмену Александру Иванову появился новый очень необычный экспонат - камнерезно-ювелирный натюрморт в стиле Авангард. Купленная за 800 тысяч евро ($1 млн) у парижского коллекционера в 2011 году работа весьма необычна — камень, на котором разложен «джентльменский набор»: яичница, обрывок газеты, граненый стакан с недопитой водкой, закуска и недокуренный бычок.

Несмотря на кажущуюся простоту, натюрморт выполнен из самых дорогих материалов: кирпич выточен из яшмы, белок — из белого камня, желток — из янтаря, газета, рыбки-закуска и мухи — из серебра, стакан и его содержимое — из хрусталя, а бычок — из хрусталя и кварца.

На кирпиче из красной яшмы лежит фрагмент газеты "Ведомости СПБ градоначальства" за 18 октября 1905 года (работа в серебре с гравировкой). В газете, как известно, был опубликован знаменитый "Октябрьский Манифест" Николая II от 17 октября 1905 года. Манифест явился тогда прообразом первой Российской Конституции, в нем Николай II объявил о создании в России двухкамерного парламента (Госдумы) и гарантировал Российским гражданам конституционные права и свободы: право выбора, свободу слова, вероисповедания и совести.

<

Как и принято в искусстве, толкование истинного смысла произведения оставлено авторами работы самим зрителям. Очевидно только, что эта политическая карикатура с явно выраженным скепсисом рассматривает смысл произошедшего события. В то время "Октябрьский Манифест" подвергся обширной критике, как со стороны монархистов, которые считали недопустимым давать раскачивать огромную Империю какими-либо послаблениями в пользу так называемых "демократических элементов", с другой же стороны, последние критиковали Царя за недостаточность мер, направленных на демократизацию общества. Впрочем, выводы может сделать каждый для себя сам.



Основатель музея Александр Иванов комментирует: «Это произведение является одним из самых интересных из когда-либо созданных Фаберже. Он не сделал более ничего подобного, и тем не менее, он конечно попал в авангард, тонко чувствуя революционные настроения того времени».

Напомним, что коллекция Александра Иванова может похвастаться яйцом Фаберже из коллекции Ротшильдов, приобретенным в 2007 году за 18,5 млн. долл. Гораздо менее прозрачный провенанс у другого предмета из музея в Баден-Бадене — яйца в честь зодиака царевича Алексея «Cозвездие». Незаконченный аналог был обнаружен в фондах Минералогического музея Ферсмана в 2001 году, через несколько лет в собрании Александра Иванова появилось такое же яйцо, но законченное. Коллекционер утверждает, что приобрел его в 1990-х.

Искусствоведы считают "русский натюрморт" работы Фаберже предтечей авангарда в России. Такой набор предметов для натюрморта будет встречаться в картинах русских мастеров авангарда, в частности Кузьмы Петрова-Водкина и Давида Штеренберга, однако примерно 10 лет спустя после заявленной даты изготовления данного изделия.